АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Булат Окуджава


В городском саду

Круглы у радости глаза и велики у страха,  
и пять морщинок на челе от празднеств и обид...  
Но вышел тихий дирижер, но заиграли Баха,  
и все затихло, улеглось и обрело свой вид. 

Все стало на свои места, едва сыграли Баха...  
Когда бы не было надежд -- на черта белый свет?  
К чему вино, кино, пшено, квитанции Госстраха  
и вам -- ботинки первый сорт, которым сносу нет? 

"Не все ль равно: какой земли касаются подошвы?  
Не все ль равно: какой улов из волн несет рыбак?  
Не все ль равно: вернешься цел или в бою падешь ты,  
и руку кто подаст в беде -- товарищ или враг?.." 

О, чтобы было все не так, чтоб все иначе было,  
наверно, именно затем, наверно, потому  
играет будничный оркестр привычно и вполсилы,  
а мы так трудно и легко все тянемся к нему. 

Ах музыкант мой, музыкант, играешь, да не знаешь,  
что нет печальных и больных и виноватых нет,  
когда в прокуренных руках так просто ты сжимаешь,  
ах музыкант мой, музыкант, черешневый кларнет!

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика