АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Булат Окуджава


Тбилисский рассвет

Из Отара Мампория

Мне без тебя минута -- как столетье.  
Но целый век -- как миг, когда с тобой.  
Где я еще найду красоты эти?  
Ведь если белый свет пройти отважиться,  
нигде такой Мтацминды не окажется,  
такой Куры и щедрости такой. 

Рай -- чепуха. Здесь радостней и лучше,  
здесь все земней: строенья и сады...  
Когда заря пошлет свой первый лучик  
и запылает дальнее и близкое,  
тогда ты крикнешь: "О земля тбилисская!...",  
и не уйдешь от этой красоты. 

С рассветом просыпается Метехи.  
Щит ночи опускает отдыхать,  
и Нарикала стен своих доспехи  
остывшие несет под солнце властное,  
и ласточки на них садятся ласковые,  
чтоб кровь веков присохшую склевать. 

А тротуары на Верийском спуске,  
как водопады, тянутся к Куре.  
На набережной в час рассветный пусто.  
И лишь осина, расправляя платьице,  
кивает мне, как старая приятельница,  
вершиною, смоченной в заре. 

Вглядись, и ты увидишь мир зеленый,  
навстречу распахнувшийся лучам,  
простерший крылья белые -- Сиони,  
а над могилою Бараташвили -- голуби,  
и Грузия над ним склонила голову,  
и волосы спадают по плечам. 

Войди туда, и ты увидишь вдруг,  
как вместе с утром шествуют богини...  
О, сладкое какое наказание --  
их теплых рук и взглядов их касание,  
их каблучков знакомый перестук. 

Мне без тебя минута -- как столетье.  
Но целый век -- как миг, когда с тобой.  
Где я еще найду красоты эти?  
Ведь если белый свет пройти отважиться,  
нигде такой Мтацминды не окажется,  
такой Куры и щедрости такой.

 

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика