АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Булат Окуджава


Тбилиси

Тбилиси утром голову подымет  
и сладкий сон пугнет от карих глаз,  
и жители запляшут в раннем дыме  
и вскрикнут, торопясь: "Который час?!.." 

И чайных ложек целые оркестры  
ударят разом, тишину круша...  
Все -- музыканты. Он один -- маэстро.  
Ему не полагается -- спеша. 

Пускай они спешат. Пускай надежды  
хватают, как одежды, не дошив...  
Он будет азиатом, как и прежде...  
Спешат невежды. Он -- нетороплив. 

Он дверь прикроет, хлопнет по карманам,  
туманом увлажнит свои глаза,  
к престранным тяготеющий романам,  
он будет зорок, вдоль домов скользя. 

Пока они хлопочут, как придется,  
он будет их считать по одному,  
чтоб здания, что разбрелись, как овцы,  
согнать скорее к стаду своему. 

И долго, как над нардами сутулясь,  
он будет сам, пока ему с руки,  
распутывать хитросплетенья улиц  
и душных переулков узелки. 

И вот тогда (сто раз увидев это)  
о, может быть, и сам я стану вновь  
сентиментален, как его рассветы,  
и откровенен, как его любовь.

1965

 

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика