АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Булат Окуджава


Таможенное

Как будто кто-то в небе играет на трубе!  
Сладка родная речь!.. Как это мило!..  
Но слышится: «А ну-ка, пройдите все в купе!..»  
То родина со мной заговорила.

Таможенник прекрасный, послушай мой рассказ,  
покуда остановка наша длится.  
Без лишнего кокетства, без лжи и без прикрас  
с тобою я успею поделиться.

Когда я был в Париже (предание свежо),  
в квартире скромной жил, как миллионы.  
Морис, в футбол влюбленный, катал меня в «пежо»,  
официанты были благосклонны.

Чего ни пожелаешь — лишь руку протяни,  
ну просто словно в сказочной пиесе.  
Всегда с тобою рядом — Елена Мартини,  
а рядом с ней — Ковальский в «мерседесе».

Париж прекрасный город, устроенный хитро  
в том смысле, что продуман он как надо: 
там всё к твоим услугам от песен до метро,  
от мяса и вина до авокадо.

Конечно, там хватает трагедий и проблем: 
ведь без проблем мертва людская масса.  
И вот они бастуют, шумят, а между тем  
им всем хватает молока и мяса.

Таможенник прекрасный, ну что тебе во мне?  
Корысть ли, долг ли? Что с тобой такое?  
Не только ты, служивый, мы все, мой друг, в дерьме,  
и оттого-то нету нам покоя.

У каждого народа — свой Бог, свое лицо.  
И нам, бывает, счастье выпадает.  
Вот и метем метлою парадное крыльцо...  
А все-таки чего-то не хватает.

1993

 

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика