АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Булат Окуджава

Полдень в деревне (поэма)

Вл.Соколову

1

У дороги карета застыла.  
Изогнулся у дверцы лакей.  
За дорогой не то чтоб пустыня —  
но пейзаж без домов и людей.  
Знатный баловень сходит с подножки,  
просто так, подышать тишиной.  
Фрак малиновый, пряжки, застежки  
и платочек в руке кружевной.

2

У оврага кузнечик сгорает,  
рифмы шепчет, амброзию пьет  
и худым локотком утирает  
вдохновенья серебряный пот.  
Перед ним — человечек во фраке  
на природу глядит свысока  
и журчанием влаги в овраге  
снисходительно дышит пока.  
Ах, кузнечик, безумный и сирый,  
что ему твои рифмы и лиры,  
строк твоих и напевов тщета?

Он иной, и иные кумиры  
перед ним отворяют врата.  
Он с природою слиться не хочет...  
Но, назойлив и неутомим,  
незнакомый ему молоточек  
монотонно стрекочет пред ним.

3

Вдруг он вздрогнул. Надменные брови  
вознеслись неизвестно с чего,  
и гудение собственной крови  
докатилось до слуха его.

Показалось смешным все, что было,  
еле видимым сквозь дерева.  
Отголоски житейского пира  
в этот мир пробивались едва.  
Что-то к горлу его подступило: 
то ли слезы, а то ли слова...

Скинул фрак. Закатал рукава...  
На платке оборвал кружева...

То ли клятвы, а то ли признанья  
зазвучали в его голове...

4

И шагнул он, срывая дыханье,  
спотыкаясь о струны в траве,  
закружился, цветы приминая,  
пятерней шевелюру трепля,  
рифмы пробуя, лиру ломая 
и за ближнего небо моля. 
Он не то чтобы к славе стремился — 
просто жил, искушая судьбу... 
И серебряный пот заструился 
по его невеликому лбу. 
Ручка белая к небу воздета. 
В глазках карих — ни зла, ни обид...

5

Заждалась у дороги карета,  
и лакей на припеке храпит.

1982

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика