АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Булат Окуджава


"Не вели, старшина, чтоб была тишина..."

Не вели, старшина, чтоб была тишина.  
Старшине не все подчиняется.  
Эту грустную песню придумала война...  
Через час штыковой начинается.  
Земля моя, жизнь моя, свет мой в окне...  
На горе врагу улыбнусь я в огне.  
Я буду улыбаться, черт меня возьми,  
в самом пекле рукопашной возни.  
Пусть хоть жизнь свою укорачивая,  
я пойду напрямик в 
пулеметное поколачиванье,  
в предсмертный крик.  
А если, на шаг всего опередив,  
достанет меня пуля какая-нибудь,  
сожмите мои кулаки на груди  
и улыбку мою положите на грудь.  
Чтоб видели враги мои и знали бы впредь,  
как счастлив я за землю мою умереть!  
...А пока в атаку не сигналила медь,  
не мешай, старшина, эту песню допеть.  
Пусть хоть что судьбой напророчится:  
хоть славная смерть, хоть геройская смерть -- 
умирать все равно, брат, не хочется.

1958

 

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика