АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Булат Окуджава


На смерть Бориса Балтера

Не все ль равно, что нас сведет в могилу — пуля иль простуда?  
Там, верно; очень хорошо: ведь нет дурных вестей оттуда.  
Я жалоб не слыхал от них, никто не пожелал вернуться.  
Они молчат, они в пути. А плачут те, что остаются.

Они молчат Бог весь о чем — иные берега пред ними,  
и нету разницы для них между своими и чужими.  
К великой тайне приобщась, они уходят постепенно  
под скорбный марш,  
под вечный марш,  
под польский марш,  
под марш Шопена.

1974

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика