АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Булат Окуджава


Мой карандашный портрет

Шуршат, шуршат карандаши  
за упокой живой души.  
Шуршат не нашуршатся,  
а вскрикнуть не решатся.  
А у меня горит душа,  
но что возьмешь с карандаша:  
он правил не нарушит  
и душу мне потушит.  
...Последний штрих, и вот уже  
я выполнен в карандаше,  
мой фас увековечен...  
Но бушевать мне нечем,  
и жилка не стучит в висок,  
хоть белый лоб мой так высок,  
и я гляжу бесстрастно  
куда-то все в пространство. 

Как будет назван тот портрет? 
"Учитель", "Каменщик", "Поэт",  
"Немой свидетель века"?..  
Но мне ли верить в это? 
Я смертен. Я горю в огне. 
Он вечен в рамке на стене  
и премией отмечен...  
...да плакать ему нечем.

1962

 

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика