АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Булат Окуджава


Колыбельная

Мери Лордкипанидзе

Вернемся к вечеру. Лети, машина старая! Водитель, научи ее летать.  
Вернемся к вечеру. И у подъезда стану я  
бока ее побитые латать.  
И голосами хриплыми фазаньими  
аукнется под старой Мцхетой бег,  
и повернутся домики фасадами...  
А на Арбате нынче первый снег. 

Поет грузинка. И кочует пение,  
как вечный странник, из жилья в жилье...  
О, есть ли что на свете колыбельнее,  
чем эта колыбельная ее?  
И дети спят. Мужчины горько плачут.  
Кто это там идет за ними вслед?  
Чем только, чем за эти слезы платят?..  
А на Арбате нынче первый снег. 

Еще вернемся мы к своим печалям,  
к своим воспоминаньям, к берегам,  
как пароходы грузные, причалим.  
Лети, машина! Крылья -- по бокам!  
Осенний рыжий бог спешит по рощицам, веснушчатый веселый человек.  
Пускай пророчит. Хватит осторожничать.  
А на Арбате нынче первый снег.

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика