АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Булат Окуджава


Колумбы

Утром комбайны, 
утром комбайны 
уходят как будто в плаванье. 
Один за другим, 
один за другим, 
след в след. 
И за спиной исчезают 
привычные гавани, 
где загорелые женщины 
стряпают сытный обед.

Море, море, море. 
Гребешки шевеля, 
ветер, ветер, ветер — 
ему не сидится. 
Сашка стоит у штурвала, 
он хочет крикнуть: «Земля!», 
но нет земли — 
крутом сплошная пшеница.

Только открыт,  
еще не обжит,  
но уже истоптан  
под брюхом комбайна  
золотой-золотой материк... 
...Как сходились сюда  
развеселые толпы,  
чтоб с землей посоперничать,  
черт подери!

А бывает: 
то Невский мелькнет карнавалом, 
то поманит Арбат 
и возьмет на прицел... 
Но упрямо и мудро 
идут караваны 
Колумбу не грезившихся 
каравелл.

Птицы — на новоселье!  
Поля, поля, поля...  
...И когда вы хрустите  
жаркой хлебною коркой,  
знайте: 
бывает всякое 
и даже горькое-горькое, 
но Сашка не дрейфит, 
он железно стоит 
у руля.

1959

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика