АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Булат Окуджава


Картина на слоновой кости

Из Хута Берулава

Может, когда Руставели слагал свои песни,  
эту картину задумывал мастер безвестный...  
Мысли мои в это древнее-древнее следуют:  
белые люди в белой беседке беседуют. 

Слышно мне даже, о чем разговор их ведется:  
вот человек -- это тайна, но тайна и солнце.  
Кто его в небе зажег дерзновенной рукою?  
Век человеческий краток... С чего бы такое? 

Есть ли на свете грядущее... Кто его знает?  
Разве не все осыпается и исчезает?  
Разве не все преходяще и бренно на свете?  
Есть ли бессмертье?.. А может быть, нету бессмертья? 

Им никуда не укрыться от этих вопросов.  
Юноша грустен. Старец оперся на посох.  
Белые руки третий воздел над собою:  
может быть, небо ответит ему голубое? 

Тянется эта беседа, течет -- не кончается.  
Белое дерево тихо над ними качается.  
Белые листья к белым склоняются веткам,  
белые птицы белым овеяны ветром. 

...Значит, тот мастер безвестный все-таки вечен,  
хоть и лавровым венком никогда не увенчан.  
Долго он бился, свое создавая творенье,  
вот и живет оно, будто бы стихотворенье. 

В белой беседке белые люди беседуют.  
Просто беседуют белые люди. Не сетуют.

 


Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика