АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Булат Окуджава


Январь в Одессе

В Одессе был густой мороз,   
тревожный и трескучий,   
и замерзали капли слез,  
и замерзали тучи. 

И город был почти "готов",   
снег падал без предела...   
Но вдруг у кромки синих льдов   
возникла каравелла.  

Кораблик типа скорлупы   
от грецкого ореха,   
без ресторана, без трубы.   
Умрешь на нем от смеха.  

Откуда бог его принес,   
по-своему чудача?..   
Но с мачты прокричал матрос:   
-- Земля!.. -- смеясь и плача. 

Он зубы скалил в тишине,  
спасению дивился,  
по бронзовой его спине  
горячий пот струился.

И город вышел на мороз, 
толпа в ладони била: 
ведь кто-то что-то произнес,  
и что-то в этом было! 

Смешались дети, старики, 
смешались все одежды. 
-- Земля!.. -- кричали остряки 
одесские с надеждой.

-- Земля! -- и, к пристани валя, 
хватали снег руками... 
Воистину была земля 
у них под каблуками.

Таким я город повстречал, 
и, радости не пряча, 
я сам кричал:-- Земля!..-- кричал: 
-- Земля!.. -- смеясь и плача.

1967

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика