АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Булат Окуджава


Гончар

Красной глины беру прекрасный ломоть  
и давить начинаю его, и ломать,  
плоть его мять, и месить, и молоть...  
И когда остановится гончарный круг,  
на красной чашке качнется вдруг  
желтый бык -- отпечаток с моей руки,  
серый аист, пьющий из белой реки,  
черный нищий, поющий последний стих,  
две красотки зеленых, пять рыб голубых... 

Царь, а царь, это рыбы раба твоего,  
бык раба твоего... Больше нет у него ничего.  
Черный нищий, поющий во имя его,  
от обид обалдевшего раба твоего. 

Царь, а царь, хочешь, будем вдвоем рисковать:  
ты башкой рисковать, я тебя рисовать?  
Вместе будем с тобою озоровать:  
бога -- побоку, бабу -- под бок, на кровать?! 

Царь, а царь, когда ты устанешь из золота есть,  
вели себе чашек моих принесть,  
где желтый бык -- отпечаток с моей руки,  
серый аист, пьющий из белой реки,  
черный нищий, поющий последний стих,  
две красотки зеленых, пять рыб голубых...

1963

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика