АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Булат Окуджава


Душевный разговор с сыном

Мой сын, твой отец -- лежебока и плут  
из самых на этом веку.  
Ему не знакомы ни молот, ни плуг,  
я в этом поклясться могу. 

Когда на земле бушевала война  
и были убийства в цене,  
он раной одной откупился сполна  
от смерти на этой войне. 

Когда погорельцы брели на восток,  
и участь была их горька,  
он в теплом окопе пристроиться смог  
на сытную должность стрелка. 

Не словом трибуна, не тяжкой киркой  
на благо родимой страны --  
он все норовит заработать строкой  
тебе и себе на штаны. 

И все же, и все же, не будь с ним суров  
(не знаю и сам, почему),  
поздравь его с тем, что он жив и здоров,  
хоть нет оправданья ему. 

Он, может, и рад бы достойней прожить  
(далече его занесло),  
но можно рубаху и паспорт сменить,  
да поздно менять ремесло.

1969

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика