АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            





Константин Случевский


Случевский Константин Константинович

Случевский Константин Константинович (26 июля (7 августа) 1837, Санкт-Петербург — 25 сентября (8 октября) 1904, там же) — русский поэт, писатель, драматург, переводчик.

Родился в дворянской семье, отец был сенатором. В 1855 окончил Первый кадетский корпус, служил в гвардейском Семеновском полку, в 1859 поступил в Академию Генерального штаба.

Первые стихи, помеченные инициалами «К.С.», и переводы из В. Гюго, О. Барбье и Дж. Г. Байрона напечатаны в журнале «Общезанимательный вестник» в 1857, ряд стихотворений опубликовал журнал «Иллюстрация». Молодое дарование высоко оценил Аполлон Григорьев, при содействии И. С. Тургенева в 1860 появились публикации в «Современнике» и «Отечественных записках». Григорьев в «Сыне отечества» (1860, № 6) не замедлил поставить Случевского рядом с М. Лермонтовым и выше А. Фета, Я. Полонского, В. Майкова и Ф. Тютчева, поместив его тем самым в определенный литературный ряд. Сопоставления были по-григорьевски проницательные, но похвалы незаслуженные, и этим умело воспользовались авторы крайне левого сатирического еженедельника «Искра», поэты-пародисты Д. Минаев и Н. Ломан, осмеявшие «кладбищенский» пафос новоявленного гения (в его стихотворениях «Я видел свое погребенье» и «На кладбище») и его эгоцентризм; к ним присоединился Н. Добролюбов, назвавший его «гением общих мест» и тоже опубликовавший убийственную пародию «Мои желанья». Смертельно оскорбленный Случевский прекратил печататься, в 1861 г. оставил военную службу и отправился за границу.

Вернувшись в Россию, Случевский служил в Министерстве внутренних дел и в департаменте государственных имуществ. В 1866 г. Случевский, как бы мстя своим литературным гонителям, выпускает три полемические брошюры против теорий Чернышевского и Писарева под общим заглавием «Явления русской жизни под критикою эстетики» (Санкт-Петербург, 1866—1867), которые в общем положительно отразились на его государственной карьере.

С 1871 Случевский заново возвращается в литературу как поэт (под инициалами И. Н. С. или под псевдонимом П. Телепнев – в журнале «Всемирная иллюстрация», затем, уже за полной подписью, в благотворительных сборниках, журнале «Русский вестник» и газете «Новое время») и как прозаик (сперва как «Серафим Неженатый» с романом От поцелуя к поцелую, 1872, затем под собственным именем со сборниками повестей и рассказов «Виртуозы», 1882, «Застрельщики», 1883, «Тридцать три рассказа», 1887, «Исторические картинки», 1894). Характерен роман Случевского «Профессор бессмертия» (1892) — смесь беллетристики и чисто отвлечённых рассуждений на религиозно-философские темы.

Для сцены Случевский написал «Город упраздняется» (совместно с В. А. Крыловым) и «Поверженный Пушкин» (1899). Кроме того, он напечатал «Книжки моих старших детей» (Москва, 1890—1892), брошюры «Историческое значение св. Сергия» (Москва, 1891), «Государственное значение св. Сергия и Троицко-Сергиевской лавры» (Москва, 1889 и Санкт-Петербург, 1892) и другие.

Совершив несколько поездок по России в свите вел. кн. Владимира Александровича, Случевский описал их в сочинении «По северу России. Путешествие Их Имп. высоч. вел. кн. Владимира Александровича и вел. кн. Марии Павловны» (Санкт-Петербург, 1888) и «По северо-западу России» (Санкт-Петербург, 1897).

С апреля 1891 по 1902 год Случевский – главный редактор газеты «Правительственный Вестник». В последние годы жизни Константин Случевский был членом Совета министра внутренних дел, членом Ученого комитета Министерства народного просвещения, членом совета Главного управления по делам печати, гофмейстером двора (придворный чин и должность 3-го класса).

Умер Константин Случевский в С.-Петербурге 25 сентября (8 октября) 1904.

LUX AETERNA

АНАКРЕОНТИЧЕСКИЕ ХОРЫ

БАНДУРИСТ

Будто месяц с шатра голубого

БЫТЬ ЛИ ПЕСНЕ?

В БОЛЬНИЦЕ ВСЕХ СКОРБЯЩИХ

В древней Греции бывали

В душе шел светлый пир. В одеждах золотых

В его поместьях темные леса

В ЗАОНЕЖЬЕ

В КИЕВЕ НОЧЬЮ

В КОСТЕЛЕ

В костюме светлом Коломбины

В ЛАБОРАТОРИИ

В МОРОЗ

В немолчном говоре природы

В поле борозды, что строфы

В ТЕАТРЕ

В темноте осенней ночи

В час смерти я имел немало превращений

В ЭТНОГРАФИЧЕСКОМ МУЗЕЕ

Вдоль бесконечного луга

Вдоль Наровы ходят волны

ВЕСТАЛКА

Возьмите все - не пожалею!

Воспоминанья вы убить хотите?!

Вот — мои воспоминанья

Вот Новый год нам святцы принесли

Новая страница

Вот с крыши первые потеки

Все юбилеи, юбилеи...

Всегда, всегда несчастлив был я тем

Всюду ходят привиденья...

Вся земля — одно лицо! От века

Вы побелели, кладбища граниты

Высоко гуляет ветер

Где бы ни упало подле ручейка

Где нам взять веселых звуков

Константин Случевский

Где только крик какой раздастся иль стенанье

Градины выпали! Счета им нет...

Да, нет сомненья в том, что жизнь идет вперед

Да, трудно избежать для множества людей

Да, я устал, устал, и сердце стеснено!

Дай мне минувших годов увлечения

Дайте, дайте мне, долины наши ровные

ДЕВЯТАЯ СИМФОНИЯ

ДИКИЙ ЦВЕТОК

Еду по улице: люди зевают!

Если б всё, что упадает

Еще покрыты льдом живые лики вод

За то, что вы всегда от колыбели лгали

ЗАПЕВКА

Заросилось. Месяц ходит

ЗАРЯ ВО ВСЮ НОЧЬ

Здесь счастлив я, здесь я свободен

ЗЕРНЫШКО

ЗИМНИЙ ПЕЙЗАЖ

И вот сижу в саду моем тенистом

И мнилось мне, как прежде, вновь

И они в звуках песни, как рыбы в воде

ИЗ ГЕЙНЕ (В НОЧЬ РОДИТЕЛЬСКОЙ СУББОТЫ...)

Из моих печалей скромных

Из твоего глубокого паденья

Искрится солнце так ярко

ИФИМЕДИЯ

Каждою весною, в тот же самый час

Как красных маков раскидало

Как робки вы и как ничтожны

Как ты чиста в покое ясном

Как эти сосны древни, величавы

Какая ночь убийственная, злая!

Какая ночь! Зашел я в хату

Каких-нибудь пять-шесть дежурных фраз

Какое дело им до горя моего?

КАРИАТИДЫ

КАРФАГЕН

Качается лодка на цепи

Когда бы как-нибудь для нас возможным стало

Когда обширная семья Мужает и растет, Как грустно мне, что знаю я То, что их, бедных, ждет. Соблазна много, путь далек! И, если час придет, Судьба их родственный кружок Опять здесь соберет! То будет ломаный народ Борцов-полукалек, Тех, что собой завалят в

Когда я ребенком был, мал

Когда, приветливо и весело ласкаясь

Кому же хочется в потомство перейти

КУКЛА

Люблю я в комнате сиянье хрусталей

Малость стемнело, девица поет

МЕМФИССКИЙ ЖРЕЦ

МИФ

Мне грезились сны золотые!

Мне ее подарили во сне

МОИ ЖЕЛАНЬЯ

Мои мечты — что лес дремучий

Мой друг! Твоих зубов остатки

Мой сад оградой обнесён

Мысли погасшие, чувства забытые

НА КЛАДБИЩЕ

НА МОТИВ МИКЕЛАНДЖЕЛО

НА ПЛОТИНЕ

НА РАУТЕ

НА СУДОГОВОРЕНЬЕ

НА ЧУЖБИНЕ

Налетела ты бурею в дебри души!

НАС ДВОЕ

Наш ум порой, что поле после боя

Не знал я, что разлад с тобою

Не Иудифь и не Далила

Не погасай хоть ты,- ты, пламя золотое,

Не помериться ль мне с морем?

Не стонет справа от меня больной

НЕВЕСТА

Нелепым было бы и бесконечно странно

Нет, жалко бросить мне на сцену

НОЧЬ

Ночь. Темно. Глаза открыты

О, будь в сознаньи правды смел

О, если б мне хоть только отраженье

О, не брани за то, что я бесцельно жил

ОН НЕ ЛЮБИЛ ЕЩЕ

Она — растенье водяное

Ох! Ответил бы на мечту твою

«Пара гнедых» или «Ночи безумные»

ПЕСНЯ ЛУННОГО ЛУЧА

По берегам реки холодной

По крутым по бокам вороного

Полдень. Баба белит хату

Полдневный час. Жара гнетет дыханье

Порой хотелось бы всех веяний весны

ПОСЛЕ КАЗНИ В ЖЕНЕВЕ

Пред великою толпою

ПРЕЖДЕ И ТЕПЕРЬ

Припаи льда всё море обрамляют

ПРО СТАРЫЕ ГОДЫ

Провинция — огромное bebe!

РАЗБИТАЯ ШКУНА

РАЗЛУКА

Рано, рано! Глаза свои снова закрой

РЕЦЕПТ МЕФИСТОФЕЛЯ

РИМУ

Розовых вересков полосы длинные

С клёнами неклен взрастает

С простым толкую человеком...

Свобода торговли, опека торговли

Сегодня день, когда идут толпами

Скажи мне, зачем ты так смотришь

Скажите дереву: ты перестань расти

Сколько хороших мечтаний

Словно как лебеди белые

Смотрит тучка в вешний лед

.Снежною степью лежала душа одинокая

Совсем примерная семья!

Старый дуб листвы своей лишился

СТАТУЯ

Стоит народ за молотьбою

Твоя слеза меня смутила...

Топчутся волны на месте

Ты любишь его всей душою

Ты не гонись за рифмой своенравной

Ты нежней голубки белокрылой

Ты тут жила! Зимы холодной

Ты часто так на снег глядела

Ты, красавица лесная

Утихают, обмирают

Учит день меня

Фавн краснолицый! По возрасту ты не старик!

ФОРМЫ И ПРОФИЛИ

ХАНСКИЕ ЖЕНЫ

Ходит ветер избочась

Часто с тобою мы спорили

Чернеет полночь. Пять пожаров!

Что вам в толковом объясненье

Что вам в толковом объясненье

Что вы, травки малые, травки захудалые

Что тут писано, писал совсем не я

Шестидесятый раз снег предо мною тает

Шли путем неведомым

Я видел свое погребенье

Я задумался и - одинок остался

Я ласкаю тебя, как ласкается бор

Я люблю тебя, люблю неудержимо

Версия для печати
Яндекс.Метрика