АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            





Яков Петрович Полонский родился 6 декабря 1819 г. в Рязани, в патриархальной семье мелкого чиновника. Мать поэта происходила из старинного дворянского рода Кафтыревых. Окончив Рязанскую гимназию, девятнадцатилет­ний Полонский поступил на юридический факультет Мос­ковского университета. К тому времени семья Полонских окончательно обеднела, и будущий поэт мог рассчитывать только на свои силы. Школа жизни, которую прошел По­лонский в университетские годы, была исключительно су­ровой: приходилось жить в сомнительных трущобах, зара­батывать на жизнь частными уроками, — «случалось и со­всем не обедать, довольствуясь чаем и пятикопеечным ка­лачом...» Судьба ввела юного Полонского в круг родствен­ных ему по духу поэтов. Со студенческих лет он был дру­жен с А. Григорьевым, А. Фетом, что во многом определи­ло его творческий путь. В доме Николая Орлова, сына вид­ного деятеля декабристского движения М. Ф. Орлова, По­лонский познакомился с профессором Грановским, Чаада­евым, молодым И. Тургеневым.

К последнему университетскому курсу многие стихотворе­ния Полонского пользовались успехом у его товарищей, не­которые из них были опубликованы в московских журна­лах. В 1844 г. вышла в свет первая поэтическая книга Полон­ского — «Гаммы», напечатанная на средства, собранные по подписке, горячее участие в организации которой принял Чаадаев. На стихи молодого поэта обратил внимание Гоголь, переписавший стихотворение «Пришли и стали тени ночи...» в свою тетрадь. Современников восхищал прежде всего осо­бый дар подмечать неуловимое в природе: «Он, кажется, в самом деле имеет дар слышать, как растет трава...».

Осенью 1844 г. жажда новых, неизведанных впечатлений, стремление к самостоятельной, независимой жизни увлекает Полонского в путешествие на юг России. Два года, проведен­ных в Одессе, и пять — на Кавказе составили целую эпоху в жизни поэта. В Грузии Полонский сближается с просвещен­ной грузинской, армянской, азербайджанской интеллигенци­ей. Служа в канцелярии наместника и занимая пост помощника редактора официальной газеты «Закавказский вестник», он изучает нравы и историю Кавказа. В доме поэта А. Чавчавадзе Полонский знакомится с вдовой Грибоедова, посвя­щенные ей стихи проникнуты высокой и строгой печалью:

В Тифлисе я ее встречал,

Вникал в ее черты:

То — тень весны была, в тени

Осенней красоты.

В 1849 г. вышел в свет сборник стихов Полонского «Са­зандар», в котором отразились его впечатления, полученные во время пребывания на Кавказе. На юге было написано сти­хотворение «Ночь», которое можно назвать одной из вер­шин русской лирической поэзии:

Сам не знаю, за что я люблю тебя, ночь, —

Так люблю, что страдая любуюсь тобой!

Сам не знаю, за что я люблю тебя, ночь, —

Оттого, может быть, что далек мой покой! —

Особое лирическое дарование поэта вызывало восторжен­ные отклики современников: «Ты по преимуществу лирик, с неподдельной, более сказочной, чем фантастической жил­кой» (Тургенев); «Как... смеешь ты... с такой определеннос­тью выражать чувства, возникающие на рубеже жизни и смерти... ты... настоящий, прирожденный, кровью сердца бью­щий поэт» (Фет).

В 1851 г. Полонский, узнав о тяжелой болезни отца, поки­дает Кавказ. Его прощальное стихотворение «На пути из-за Кавказа» помечено 10 июня 1851 г.

Жизнь Полонского, несмотря на общее признание, тем не менее продолжает оставаться неустроенной. В 1857 г. поэт становится репетитором в семье А. О. Смирновой-Россет и вместе с ними едет в Швейцарию. «Слово «гувернер» — клеймо безденежья», — отмечает он в своем дневнике. Неза­висимый по характеру поэт недолго смог удержаться на этом месте, и в августе 1857 г. он, по собственному выражению, «улетает» в Женеву, где берет уроки живописи. Зимой 1857 г. Полонский уезжает в Рим, затем в Париж. В Париже поэт влюбляется в полурусскую, полу француженку — дочь пса­ломщика православной церкви в Париже Елену Васильевну Устюжскую. Обвенчавшись в августе 1858 г., Полонские воз­вращаются в Петербург. За несколько часов до рождения первенца, сына Андрея, Полонский упал с дрожек и повредил ногу, что сделало его калекой до конца жизни. Страдания преследуют Полонского: в 1860 г. умирает сын, а летом того же года не стало и преданной, любящей жены. Томимый «ве­ликой скорбию» воспоминаний, Полонский посвящает памя­ти жены стихи: «Безумие горя», «Когда б любовь твоя мне спутницей была...».

В 1860 г. Полонский получил должность секретаря коми­тета иностранной цензуры, где и прослужил до конца своих дней. 1860-е гг. — начало поры гражданских тревог и ду­шевных метаний поэта: в печати появляется все больше лирико-философских и публицистических стихов; выступая как гуманист и демократ, Полонский чутко откликается на происходящее в мире, в России. Оставаясь одинаково дале­ким и от официозной поэзии, и от тех, кто открыто и резко выражает свой протест, Полонский стремится к предельной объективности:

Ожесточила ли тебя...

Вся эта современность злая,

Вся эта бестолочь живая, Весь этот сонм тиранов и льстецов,

Иль эта кучка маленьких бойцов,

Самолюбивых и в припадках гнева

Готовых бить направо и налево...

В стихотворении «Литературный враг» особенно ярко проявляются рыцарские черты нравственного облика По­лонского, человека, не способного топтать поверженного:

Что же делать? и кого теперь винить?

Господа! во имя правды и добра, -

Не за счастье буду пить я — буду пить

За свободу мне враждебного пера!

Через шесть лет после смерти жены Полонский познако­мился с Жозефиной Рюльман, редкой красоты женщиной, талантливым скульптором. Она становится его женой. По­лонский сделал все возможное, чтобы развить ее природный талант. Дом Полонских пользуется большой популярностью в Петербурге, привлекая художественную интеллигенцию сто­лицы. В 1890 г. Полонский выпускает последний сборник стихов — «Вечерний звон», проникнутый ощущением близ­кого конца. Через восемь лет поэт умер, оставаясь до послед­него дня непобежденным рыцарем поэзии.

А.А. ФЕТ

АЛЛЕГОРИЯ

Ах, как у нас хорошо на балконе, мой милый! смотри

БЕГЛЫЙ

БЕЛАЯ НОЧЬ

Блажен озлобленный поэт

БЭДА-ПРОПОВЕДНИК

В АЛЬБОМ К. Ш...

В ГОСТИНОЙ

В дни, когда над сонным морем

В ОСЕННЮЮ ТЕМЬ

В ПОТЕМКАХ

В ПОТЕРЯННОМ РАЮ

В САДУ

В ТЕЛЕГЕ ЖИЗНИ

В ХВОЙНОМ ЛЕСУ

ВЕЧЕР

ВЕЧЕРНИЙ ЗВОН

ВЛОЖИ СВОЙ МЕЧ

ВЛЮБЛЕННЫЙ МЕСЯЦ

Вот и ночь... К ее порогу

Время новое повеяло — смотри,

ВСТРЕЧА

ВЫЗОВ

ГИПОТЕЗА

ГОРНАЯ ДОРОГА В ГРУЗИИ

ГРУЗИНКА

ГРУЗИНСКАЯ НОЧЬ

ГРУЗИНСКАЯ ПЕСНЯ (ВСЯКИЙ РАЗ КАК ПОД БУРКОЙ...)

ДВОЙНИК

ДОРОГА

Если б смерть была мне мать родная

Еще не все мне довелось увидеть...

Заплетя свои темные косы венцом,

Заря под тучами взошла и загорелась

ЗАТВОРНИЦА

ЗИМНИЙ ПУТЬ

ЗИМОЙ, В КАРЕТЕ

Зной - и все в томительном покое

И в праздности горе, и горе в труде

И любя, и злясь от колыбели

ИЗ БУРДИЛЬЕНА

КАЧКА В БУРЮ

КОЛОКОЛЬЧИК

КОРАБЛИКИ

ЛЕБЕДЬ

ЛУННЫЙ СВЕТ

Любви не боялась ты, сердцем созревшая рано

Любя колосьев мягкий шорох

Мое сердце - родник, моя песня - волна

Мой ум подавлен был тоской

НА ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ

НА ЗАКАТЕ

НА ИСКУСЕ

НА КОРАБЛЕ

НА ПУТИ

НАПРАСНО

НЕИЗВЕСТНОСТЬ

НИЩИЙ

НОЧЬ В ГОРАХ ШОТЛАНДИИ

О Н. А. НЕКРАСОВЕ

ОТВЕТ

ОТКУДА?!

ПАМЯТИ Ф.И. ТЮТЧЕВА

ПЕСНЯ ЦЫГАНКИ

ПЛОХОЙ МЕРТВЕЦ

— Подойди ко мне, старушка

Полонский здесь не без привета

ПОЛЯРНЫЕ ЛЬДЫ

ПОСЛЕДНИЙ ВЗДОХ

ПОСЛЕДНИЙ РАЗГОВОР

ПОЦЕЛУЙ

Пришли и стали тени ночи

ПТИЧКА

ПЧЕЛА

Развалину башни, жилище орла

Рассказать ли тебе, как однажды

САТАР

Слышу я, моей соседки

СОЛНЦЕ И МЕСЯЦ

СОЛОВЬИНАЯ ЛЮБОВЬ

СТАРИК

СТАРЫЙ САЗАНДАР

ТАТАРСКАЯ ПЕСНЯ

ТЕНИ И СНЫ

ТЕНИ

Тень ангела прошла с величием царицы

ТИШЬ

У ДВЕРИ

Уже над ельником из-за вершин колючих

УЗНИК

УЗНИЦА

УТРАТА

УТРО

Ф.И. ТЮТЧЕВУ

ХОЛОДНАЯ ЛЮБОВЬ

ЦАРЬ-ДЕВИЦА

ЧТО С НЕЙ?

ЧТО, ЕСЛИ

Чтобы песня моя разлилась как поток

Я ль первый отойду из мира в вечность — ты ли

Версия для печати
Яндекс.Метрика