АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            





Фет Афанасий Афанасьевич


1820 — 1892

Русский поэт (настоящая фамилия Шеншин), член-корреспондент Петербургской Академии Наук (1886). Насыщенная конкретными приметами лирика природы, мимолетные настроения человеческой души, музыкальность: "Вечерние огни" (сборники 1 — 4, 1883 — 91). Многие стихи положены на музыку.

Биография

Родился в октябре или ноябре в селе Новоселки Орловской губернии. Его отцом был богатый помещик А. Шеншин, мать — Каролина Шарлотта Фёт, приехавшая из Германии. Родители не состояли в браке. Мальчик был записан сыном Шеншина, но когда ему было 14 лет, обнаружилась юридическая незаконность этой записи, что лишало его привилегий, дававшихся потомственным дворянам. Отныне он должен был носить фамилию Фет, богатый наследник внезапно превратился в "человека без имени", сына безвестного иностранца сомнительного происхождения. Фет принял это как позор. Вернуть утраченное положение стало навязчивой идеей, определившей весь его жизненный путь.

Учился в немецкой школе-пансионате в городе Верро (ныне Выру, Эстония), затем в пансионе профессора Погодина, историка, писателя, журналиста, в который поступил для подготовки в Московский университет. Окончил в 1844 словесное отделение философского факультета университета, где сдружился с Григорьевым, своим сверстником, товарищем по увлечению поэзией. "Благословение" на серьезную литературную работу Фету дал Гоголь, сказавший: "Это несомненное дарование". Первый сборник стихотворений Фета "Лирический пантеон" вышел в 1840 и получил одобрение Белинского, что вдохновило его на дальнейшее творчество. Его стихи появились во многих изданиях.

Ради достижения своей цели — вернуть дворянское звание — в 1845 он покинул Москву и поступил Да военную службу в один из провинциальных полков на юге. Продолжал писать стихи.

Только через восемь лет, находясь на службе в гвардейском лейб-уланском полку, он получил возможность жить вблизи Петербурга.

В 1850 в журнале "Современник", хозяином которого стал Некрасов, публикуются стихотворения Фета, которые вызывают восхищение критиков всех направлений. Он был принят в среду известнейших писателей (Некрасов и Тургенев, Боткин и Дружинин и др.), благодаря литературным заработкам улучшил свое материальное положение, что дало ему возможность совершить путешествие по Европе. В 1857 в Париже он женился на дочери богатейшего чаеторговца и сестре своего почитателя В. Боткина — М. Боткиной.

Афанасий фет
В 1858 Фет вышел в отставку, поселился в Москве и энергично занимается литературным трудом, требуя от издателей "неслыханную цену" за свои произведения.

Трудный жизненный путь выработал в нем мрачный взгляд на жизнь и общество. Его сердце ожесточили удары судьбы, а его стремление компенсировать свои социальные нападки делало его тяжелым в общении человеком. Фет почти перестал писать, стал настоящим помещиком, работая в своем имении; он избирается мировым судьей в Воробьевке. Так продолжалось почти 20 лет.

В конце 1870-х Фет с новой силой начал писать стихи. Сборнику стихотворений шестидесятитрехлетний поэт дал название "Вечерние огни". (Более трехсот стихотворений входят в пять выпусков, четыре из которых вышли в свет в 1883, 1885, 1888, 1891. Пятый выпуск поэт подготовил, но не успел издать.)

В 1888, в связи с "пятидесятилетием своей музы", Фету удалось добиться придворного звания камергера; день, в который это произошло, он посчитал днем, когда ему вернули фамилию "Шеншин", "одним из счастливейших дней своей жизни".

Умер А. Фет 21 ноября (3 декабря н.с.) 1892 в Москве.

ALTER EGO

AVE MARIA

А. Л. БРЖЕСКОЙ (ДАЛЕКИЙ ДРУГ...)

БАБОЧКА

БАЛ

БУРЯ (СВЕЖЕЕТ ВЕТЕР, МЕРКНЕТ НОЧЬ...)

В вечер такой золотистый и ясный

В дымке-невидимке

В леса безлюдной стороны

В ЛУННОМ СИЯНИИ

В темноте, на треножнике ярком

В. С. СОЛОВЬЕВУ

ВАКХАНКА

ВЕНЕРА МИЛОССКАЯ

ВЕСЕННИЕ МЫСЛИ

ВЕСЕННИЙ ДОЖДЬ

Весна и ночь покрыли дол

ВЕСНА НА ДВОРЕ

Ветер злой, ветр крутой в поле

ВЕЧЕР

Влачась в бездействии ленивом

ВОЛЬНЫЙ СОКОЛ

Вот утро севера - сонливое, скупое

Всё вокруг и пестро так и шумно

Всю ночь гремел овраг соседний

ГЕОРГИНЫ

Глубь небес опять ясна

ГРАФУ Л. Н. ТОЛСТОМУ

ГРЕЗЫ

Давно ль под волшебные звуки

ДЕРЕВНЯ

ДИАНА

ДОЖДЛИВОЕ ЛЕТО

Долго снились мне вопли рыданий твоих,-

Дул север. Плакала трава

Ель рукавом мне тропинку завесила

Если радует утро тебя

Если ты любишь, как я, бесконечно

Есть ночи зимней блеск и сила

Еще акация одна

Еще весна,- как будто неземной

Еще весны душистой нега

Еще вчера, на солнце млея

Еще люблю, еще томлюсь

ЕЩЁ МАЙСКАЯ НОЧЬ

Еще, еще! Ах, сердце слышит

Жаждою света горя

Жди ясного на завтра дня

Жизнь пронеслась без явного следа

Здравствуй! Тысячу раз мой привет тебе, ночь!

Зеркало в зеркало, с трепетным лепетом

ЗМЕЙ

Знаю я, что ты, малютка

Зреет рожь над жаркой нивой

ИВА

Из дебрей туманы несмело

Измучен жизнью, коварством надежды

Истрепалися сосен мохнатые ветви от бури

Каждое чувство бывает понятней мне ночью, и каждый

Как беден наш язык

Как здесь свежо под липою густою

Как мошки зарею

Как ярко полная луна

Как ясность безоблачной ночи

Какая грусть! Конец аллеи

Какая ночь! Как воздух чист

Какие-то носятся звуки

Какое счастие: и ночь, и мы одни!

Какой горючий пламень

Когда Божественный бежал людских речей

Когда вослед весенних бурь

Когда мечтательно я предан тишине

Когда мои мечты за гранью прошлых дней

Когда у райских врат изгнанник

Когда читала ты мучительные строки

КОЛОКОЛЬЧИК

Кот поет, глаза прищуря

Кричат перепела, трещат коростели

КУКУШКА

КУПАЛЬЩИЦА

ЛАСТОЧКА (Я ЛЮБЛЮ ПОСМОТРЕТЬ...)

Ласточки пропали

Лесом мы шли по тропинке единственной

Летний вечер тих и ясен

Люди спят; мой друг, пойдем в тенистый сад

МАЙСКАЯ НОЧЬ

Месяц зеркальный плывет по лазурной пустыне

Моего тот безумства желал, кто смежал

Молчали листья, звезды рдели

Молятся звезды, мерцают и рдеют

Морская даль во мгле туманной

МОТЫЛЕК МАЛЬЧИКУ

МУЗЕ

На двойном стекле узоры

НА ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ

На заре ты ее не буди

НА КНИЖКЕ СТИХОТВОРЕНИЙ ТЮТЧЕВА

НА КОРАБЛЕ

На пажитях немых люблю в мороз трескучий

На стоге сена ночью южной

Над озером лебедь в тростник протянул

Напрасно!

Не здесь ли ты легкою тенью

Не избегай; я не молю

Не могу я слышать этой птички

Не отходи от меня

Не первый год у этих мест

Не смейся, не дивися мне

Не тем, Господь, могуч, непостижим

Непогода - осень - куришь

Нет, не жди ты песни страстной

Нет, я не изменил

Ночь крещенская морозна

Ночь светла, мороз сияет

Ночь. Не слышно городского шума

О, долго буду я, в молчаньи ночи тайной

О, не вверяйся ты шумному

О, не зови! Страстей твоих так звонок

О, этот сельский день и блеск его красивый

Облаком волнистым

ОДИНОКИЙ ДУБ

Одна звезда меж всеми дышит

Одним толчком согнать ладью живую

Опять незримые усилья

Опять осенний блеск денницы

ОСЕННЯЯ РОЗА

ОСЕНЬ

ОСЕНЬЮ

Отчего со всеми я любезна

Офелия гибла и пела

ПЕВИЦЕ

ПЕРВЫЙ ЛАНДЫШ

Перекресток, где ракитка

Печальная береза

По ветви нижние леса

Поделись живыми снами

Полно смеяться! что это с вами?

ПОЛОНСКОМУ

Помню я: старушка-няня

Постой! здесь хорошо! зубчатой и широкой

Прежние звуки, с былым обаяньем

ПСОВАЯ ОХОТА

ПЧЕЛЫ

С бородою седою верховный я жрец

С гнезд замахали крикливые цапли

С какой я негою желанья

Сад весь в цвету

Свеж и душист твой роскошный венок

Свеча нагорела. Портреты в тени

СЕРЕНАДА

СЕСТРА

Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали

Скрип шагов вдоль улиц белых

Скучно мне вечно болтать о том, что высоко

Слышишь ли ты, как шумит вверху угловатое стадо?

СМЕРТИ

СМЕРТЬ

Снился берег мне скалистый

Сны и тени

Солнца луч промеж лип был и жгуч и высок

Солнце нижет лучами в отвес

Солнце садится, и ветер утихнул летучий

Сосна так темна, хоть и месяц

СОСНЫ

Спи - еще зарею

СРЕДИ ЗВЕЗД

СТАРЫЕ ПИСЬМА

СТЕПЬ ВЕЧЕРОМ

Страницы милые опять персты раскрыли

Так, он безумствует; то бред воображенья.

Тебе в молчании я простираю руку

ТЕПЕРЬ

Тихо ночью на степи

Тихонько движется мой конь

Толпа теснилася. Рука твоя дрожала

Только в мире и есть, что тенистый

Только встречу улыбку твою

Только станет смеркаться немножко

ТОПОЛЬ

ТУРГЕНЕВУ

Ты видишь, за спиной косцов

Ты говоришь мне: прости!

Ты отстрадала, я еще страдаю

Ты помнишь, что было тогда

Ты прав: мы старимся. Зима недалека

— Ты так любишь гулять

У КАМИНА

Уж верба вся пушистая

Учись у них - у дуба, у березы

Ф. И. ТЮТЧЕВУ

ФАНТАЗИЯ

ЦВЕТЫ

Целый мир от красоты

Чем безнадежнее и строже

Чем тоске, и не знаю, помочь

Что за звук в полумраке вечернем? Бог весть

Что ты, голубчик, задумчив сидишь

ШАРМАНЩИК

Шепот, робкое дыханье

ШОПЕНУ

Шумела полночная вьюга

Щечки рдеют алым жаром

Это утро, радость эта

Я был опять в саду твоем

Я долго стоял неподвижно

Я ждал. Невестою-царицей

Я жду... Соловьиное эхо

Я потрясен, когда кругом

Я пришел к тебе с приветом

Я рад, когда с земного лона

Я тебе ничего не скажу

Я уезжаю. Замирает

Ярким солнцем в лесу пламенеет костёр

Версия для печати
Яндекс.Метрика