АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Саша Черный 


Зверюшки

Хрюшка
 
«Хавронья Петровна, как ваше здоровье?»
– «Одышка и малокровье…»
– «В самом деле?
А вы бы побольше ели!…»
– «Хрю-хрю! нет аппетита…
Еле доела шестое корыто:
 
Ведро помоев,
Решето с шелухою,
Пуд вареной картошки,
Миску окрошки,
 
Полсотни гнилых огурцов,
Остатки рубцов,
Горшок вчерашней каши
И жбан простокваши».
 
– «Бедняжка!
Как вам, должно быть, тяжко!!!
Обратитесь к доктору Ван-Дер-Флиту,
Чтоб прописал вам капли для аппетиту!»

1921


Что кому нравится
 
«Эй, смотри – у речки
Сняли кожу человечки!» -
Крикнул чижик молодой.
Подлетел и сел на вышке, –
Смотрит: голые детишки
С визгом плещутся водой.
 
Чижик клюв раскрыл в волненьи,
Чижик полон удивленья:
«Ай, какая детвора!
Ноги – длинные болталки,
Вместо крылышек – две палки,
Нет ни пуха, ни пера!»
 
Из-за ивы смотрит заяц
И качает, как китаец
Удивленной головой:
«Вот умора! вот потеха!
Нет ни хвостика, ни меха…
Двадцать пальцев! боже мой…»
 
А карась в осоке слышит,
Глазки выпучил и дышит:
«Глупый заяц, глупый чиж!…
Мех и пух, скажи пожалуй…
Вот чешуйки б не мешало!
Без чешуйки, брат, шалишь!»

1921


Два утенка
 
Два утенка подцепили дождевого червяка,
Растянули, как резинку, – трах! и стало два
Куска…
 
Желтый вправо, черный влево вверх тормашками
Летит.
А ворона смотрит с ветки и вороне говорит:
 
«Невозможные манеры! посмотрите-ка, Софи…
Воспитала мама-утка… фи, какая жадность!
Фи!»
 
Из окна вдруг тетя Даша корку выбросила
В сад.
Вмиг сцепились две вороны – только перышки
Летят.
 
А утята страшно рады… «посмотрите-ка,
Софи…
Кто воспитывал? барбоска? фи! и очень даже
Фи!»

1921


Воробей
 
Воробей, мой воробьишка!
Серый, юркий, словно мышка.
Глазки – бисер, лапки – врозь,
Лапки – боком, лапки – вкось…
 
Прыгай, прыгай, я не трону –
Видишь, хлебца накрошил…
Двинь-ка клювом в бок ворону,
Кто ее сюда просил?
 
Прыгни ближе, ну-ка, ну-ка,
Так, вот так, еще чуть-чуть…
Ветер сыплет снегом, злюка,
И на спинку, и на грудь.
 
Подружись со мной, пичужка,
Будем вместе в доме жить,
Сядем рядышком под вьюшкой,
Будем азбуку учить…
 
Ближе, ну еще немножко…
Фурх! удрал… какой нахал!
Съел все зерна, съел все крошки
И спасиба не сказал.

1921


Про кота
 
Раньше всех проснулся кот,
Поднял рыжий хвост столбом,
Спинку выпятил горбом
И во весь кошачий рот
Как зевнет!
 
«Мур! умыться бы не грех…»
Вместо мыла – язычок,
Кот свернулся на бочок
И давай лизать свой мех!
Просто смех!
 
А умывшись, в кухню шмыг;
Скажет «здравствуйте» метле
И пошарит на столе:
Где вчерашний жирный сиг?
Съел бы вмиг!
 
Насмотрелся да во двор –
Зашипел на индюка,
Пролетел вдоль чердака
И, разрыв в помойке сор, –
На забор!..
 
В доме встали. Кот к окну:
«Мур! на ветке шесть ворон!»
Хвост забился, когти вон,
Смотрит кот наш в вышину –
На сосну.

Убежал, разинув рот…
Только к вечеру домой,
Весь в царапках, злой, хромой.
Долго точит когти кот
О комод…
 
Ночь. Кот тронет лапкой дверь,
Проберется в коридор
И сидит в углу, как вор.
Тише, мыши! здесь теперь
Страшный зверь!
 
Нет мышей… кот сел на стул
И зевает: «Где б прилечь?»
Тихо прыгнул он на печь,
Затянул «мурлы», вздохнул
И заснул.

1913


Уговор
 
Еж забрался в дом из леса!
Утром мы его нашли –
Он сидел в углу за печкой
И чихал в густой пыли.
Подошли мы – он свернулся.
Ишь как иглами оброс.
Через пять минут очнулся,
Лапки высунул и нос.
Почему ты к нам забрался –
Мы не спросим, ты пойми:
Со своими ли подрался,
Захотел ли жить с людьми…
Поживи… у нас неплохо.
Только раньше уговор:
Будешь ты чертополохом
Называться с этих пор!
Ты не должен драться с кошкой
И влезать к нам на кровать,
Потому что ты колючий,
Можешь кожу ободрать…
За день будешь получать ты
По три блюдца молока,
А по праздникам – ватрушку
И четыре червяка.
Днем играть ты должен с нами,
По ночам – ловить мышей,
Заболеешь – скажем маме,
Смажем иодом до ушей.
Вот и все, теперь подумай.
Целый день ведь впереди…
Если хочешь – оставайся,
А не хочешь – уходи!

1921


Жеребенок
 
Хвост косичкой,
Ножки – спички,
Оттопырил вниз губу…
Весь пушистый, золотистый,
С белой звездочкой на лбу.
Юбку, палку,
Клок мочалки –
Что ни видит, все сосет.
Ходит сзади тети нади,
Жучку дразнит у ворот.
 
Выйдет в поле –
Вот раздолье!
Долго смотрит вдаль и вдруг
Взвизгнет свинкой,
Вскинет спинкой
И галопом к маме в луг.

1921


Мартышка
 
«Отчего ты, мартышка, грустна
И прижала к решетке головку?
Может быть, ты больна?
Хочешь сладкую скушать морковку?»
 
– «Я грустна оттого,
Что сижу я, как пленница, в клетке.
Ни подруг, ни родных – никого
На зеленой развесистой ветке.
 
В африканских лесах я жила,
В теплых солнечных странах;
Целый день, как юла,
Я качалась на гибких лианах…
 
И подруги качались мои –
Стаи вечно веселых мартышек –
Коротали беспечные дни
Средь раскидистых пальмовых вышек.
 
Каждый камень мне был там знаком,
Мы ходили гурьбой к водопою,
В бегемотов бросали песком
И слонов обливали водою…
 
Здесь и холод и грязь,
Злые люди и крепкие дверцы…
Целый день, и тоскуя и злясь,
Свой тюфяк прижимаю я к сердцу.
 
Люди в ноздри пускают мне дым,
Тычут палкой, хохочут нахально…
Что я сделала им?
Я – кротка и печальна.
 
Ты добрей их, ты дал мне морковь,
Дал мне свежую воду, –
Отодвинь у решетки засов,
Отпусти на свободу…»
 
– «Бедный зверь мой, куда ты уйдешь?
Там на улице ветер и вьюга.
В переулке в сугробе заснешь,
Не увидев горячего юга…
 
Потерпи до весны лишь, я сам
Выкуп дам за тебя – и уедем
К африканским веселым лесам,
К чернокожим соседям.
 
- - - - - - - -
 
А пока ты укройся теплей
И усни. Пусть во сне хоть приснится
Ширь родных кукурузных полей
И мартышек веселые лица…»

1920


Попка
 
– У кого ты заказывал, Попочка, фрак?
– Ду-рак!
– А кто красил тебе колпак?
– Ду-ррак!
– Фу, какой ты чудак!
– Ду-рррак!
Скучно Попочке в клетке, круглой беседке.
Высунул толстенький черный язык,
Словно клык…
Щелкнул,
Зацепился когтями за прутья,
Изорвал бумажку в лоскутья
И повис – вниз головой.
Вон он какой!

1921
 
 
Теленок сосет
 
Пришла во двор корова:
– Му! я здорова,
Раздуты бока, –
Кому молока? -
Прибежал теленок.
Совсем ребенок:
Лбом вперед,
Мордой в живот,
Ножками пляшет,
Хвостиком машет…
Сосет!
То мимо, то в рот.
Недовольна корова,
Обернулась к нему
И смотрит сурово:
– Му-у!
Куда ты спешишь,
Глупыш?…
 
1921


Кто?
 
«Ну-ка, дети!
Кто храбрее всех на свете?»
Так и знал – в ответ все хором нараспев:
«Лев!»
– «Лев? ха-ха… легко быть храбрым,
Если лапы шире швабры,
Нет, ни лев, ни слон… храбрее всех малыш –
Мышь!
Сам вчера я видел чудо,
Как мышонок влез на блюдо
И у носа спящей кошки
Не спеша поел все крошки.
Что!»

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика