АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Николай Клюев

 

Обозвал тишину глухоманью

Снова поверилось в дали свободные,
В жизнь, как в лазурный, безгорестный путь, —
Помнишь ракиты седые, надводные,
Вздохи туманов, безмолвия жуть?

Ты повторяла: «Туман — настоящее,
Холоден, хмур и зловеще глубок,
Сердцу пророчит забвенье целящее
В зелени ив пожелтевший листок».

Явью безбольною стало пророчество:
Просинь небес, и снега за окном.
В хижине тихо. Покой, одиночество
Веют нагорным, свежительным сном.

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика