АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            





Николай Клюев

 

Николай Алексеевич Клюев (1884-1937) родился в Олонецкой губернии в деревне на реке Вытегра; мать обучила его «грамоте, песенному складу и всякой словесной мудрости». Учился в Вытегре в церковно-приходской школе, затем в городском училище, фельдшерскую школу не закончил по болезни.

Печататься начал с 1904 г., в 1905 стихи появляются в московских коллективных сборниках «Прибой» и «Волна». В начале 1906 г. был арестован за «подстрекательство» крестьян и «агитацию противозаконных идей». Полгода сидел в Вытегорской, а затем Петрозаводской тюрьмах. Бунтарские идеи Клюева имели под собой религиозную (близкую к сектантству) основу: революция представлялась ему наступлением Царства Божьего, и эта тема — лейтмотив его раннего творчества.

После освобождения продолжал нелегальную деятельность, сблизился с революционной народнической интеллигенцией (в том числе познакомился с сестрой поэта А. Добролюбова — Марией Добролюбовой, «мадонной эсеров», и поэтом Л. Д. Семеновым). Новые знакомства привели его на страницы столичного журнала «Трудовой путь», вскоре запрещенного за антиправительственную направленность.

Осенью 1907 г. Клюев был призван на военную службу, но, следуя своим религиозным убеждениям, отказался брать в руки оружие; под арестом его привозят в Петербург и помещают в госпиталь, где врачи находят его негодным к военной службе, и он уезжает в деревню. В это время он завязывает переписку с А. Блоком (проблема отношений интеллигенции и народа — с разных полюсов — занимала обоих, и это общение было обоюдно важным и значимым).

Блок способствовал появлению стихотворений Клюева в журнале «Золотое руно», позже Клюев стал сотрудничать с другими изданиями — «Современником», «Нивой», «Заветами» и пр. Особенно часто в 1910-12 гг. печатается Клюев в журнале «Новая земля», где ему пытаются навязать роль выразителя «нового народного сознания», проповедника и пророка, чуть ли не мессии.

Осенью 1911 г. в Москве вышел первый сборник стихов Клюева «Сосен перезвон», на который откликнулись практически все влиятельные критики, единодушно расценивая книгу как событие в литературной жизни. В это время Клюев становится известен в писательских (и даже богемных) кругах, участвует в заседаниях «Цеха поэтов» и в изданиях акмеистов, посещает литературно-артистическое кафе «Бродячая собака»; вокруг его имени складывается атмосфера повышенного любопытства, ажиотажного интереса, и знакомства с ним ищут самые разные люди.

После выхода двух сборников — «Братские песни», 1912 (религиозные стихотворения, навеянные подлинными «братскими песнями» хлыстов), и «Лесные были» (стилизации фольклорных песен) Клюев возвращается в Олонецкую губернию. Его стихи продолжают появляться в столичных журналах и газетах, наездами он бывает в столице.

В 1915 Клюев знакомится с Есениным, и между ними возникают близкие отношения: в течение полутора лет они выступают совместно и в прессе, и на чтениях, Клюев становится духовным наставником молодого поэта, всячески ему протежирует. Вокруг них собирается кружок «новокрестьянских» писателей, но попытки организационно закрепить содружество не приводят к созданию долговечного и прочного объединения (общества «Краса» и «Страда» просуществовали лишь несколько месяцев).

В 1916 выходит сборник Клюева «Мирские думы», на тематику которого наложили свой отпечаток военные события. Революцию Клюев приветствовал восторженно (это отразилось в многочисленных стихотворениях 1917-1918 гг.), расценивая все происходящее прежде всего как религиозно-мистическое событие, долженствующее привести к духовному обновлению России.

В 1919г. выходят книги «Медный кит», двухтомник «Песнеслов» (избранное за прежние годы и новые стихи) и в 1922 его лучший прижизненный сборник — «Львиный хлеб».

В лирике тех лет отражены сложные переживания поэта — мучительная вера в то, что все страдания искупятся наступлением «братства», «мужицкого рая», тоска по гибнущей Руси, плач по исчезающей, убитой деревне.

В 1928 г. выходит последний сборник Клюева «Изба в поле», составленный из уже печатавшихся стихов, все, что было написано им в 30-е гг., в печать не попадало.

В 1934 г. Клюев был арестован в Москве, выслан в Томск; в июне 1937 г. вторично арестован, заключен в Томскую тюрьму и расстрелян.



 

Стихи

Белая повесть

В разлуке

В васильковое утро белее рубаха

В этот год за святыми обеднями

Вот и я — суслон овсяный

Деревня — сон бревенчатый, дубленый

Домик Петра Великого

Застольная

Клеветникам искусства

Костра степного взвивы

Маяковскому грезится гудок над Зимним

Молитва солнцу

Осинушка

Ночью дождливою, ночью осеннею

О ели, родимые ели

Отгул колоколов то полновесно-четкий

Пахарь

Плач о Сергее Есенине

Пловец

Поэт

Поэту Сергею Есенину

Прошли те времена, когда нелицемерно

Пушистые горностаевые зимы

Родина, я умираю

Помню я обедню раннюю

Родное

Стих о праведной душе

Утонувшие в океанах

Рота за ротой проходят полки

Рыжее жнивье — как книга

Я за гранью, я в просторе

Я человек, рожденный не в боях

Сколько перепутий, тропок-невидимок

Свет неприкосновенный, свет неприступный

«Умерла мама» — два шелестных слова.

Мне сказали, что ты умерла

Запечных потемок чурается день

Осиротела печь, заплаканный горшок

Вы деньки мои — голуби белые

Александру Блоку

Братская песня

Старуха

Песнь похода

Мы любим только то, чему названья нет

Шесток для кота — что амбар для попа

Он придет! Он придет!

В златотканые дни сентября

Я говорил тебе о Боге

Я молился бы лику заката

Вечер ржавой позолотой

На кресте

Отверженной

Вы обещали нам сады

Я пришел к тебе убогий

Бегство

Радельные песни

В просинь вод загляделися ивы

Сегодня небо, как невеста

Лес

Я — мраморный ангел

Завещание

Не оплакано былое

Любви начало было летом

Ты всё келейнее и строже

Тучи, как кони в ночном

От кудрявых стружек тянет смолью

Есть то, чего не видел глаз

Темным зовам не верит душа

Пашни буры, межи зелены

Я был в духе в день воскресный

Безответным рабом

В морозной мгле, как око сычье

Я был прекрасен и крылат

Отвергнув мир, врагов простя

Сердцу сердца говорю

В овраге снежные ширинки

Позабыл, что в руках

Весна отсияла... Как сладостно больно

О, ризы вечера, багряно-золотые

Не в смерть, а в жизнь введи меня

Нам закляты и заказаны

Обозвал тишину глухоманью

Снова поверилось в дали свободные

Сегодня в лесу именины

За лебединой белой долей

Просинь — море, туча — кит

Я люблю цыганские кочевья

Дрёмны плески вечернего звона

Невесела нынче весна

Певучей думой обуян

Льнянокудрых тучек бег

Набух, оттаял лед на речке

Я дома. Хмарой-тишиной

Как вора дерзкого, меня

Теплятся звезды-лучинки

На темном ельнике стволы берез

Лесные сумерки — монах

Холодное, как смерть

Уже хоронится от слежки

Месяц — рог олений

Галка-староверка

Посмотри, какие тени

Ветхая ставней резьба

Смерть ручья

Не верьте, что бесы крылаты

Версия для печати
Яндекс.Метрика