АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            





Марина Цветаева



Марина Ивановна Цветаева (1892-1941) писать стихи начала рано. Первая ее книга «Вечерний альбом» вышла в 1910 году. В дореволюционном творчестве Цветаевой можно выделить два периода: период ранних стихов, «полудетских», «девичьих признаний» (сборники «Вечерний альбом», «Волшебный фонарь», 1912; «Из двух книг», 1913) и период 1915-1917 гг.

Одним из первых на поэзию Цветаевой обратил внимание В. Брюсов, считая ее «несомненно талантливой» и при этом отмечая «жуткую интимность» ее стихов. Но по-настоящему поэтесса обрела свой подлинный поэтический голос в 1917-1916 гг., когда ею были созданы стихотворения, составившие циклы «Стихи о Москве», «Бессонница», «Стенька Разин» и другие. Много ярких стихотворений было посвящено поэтам-современникам — Ахматовой, Блоку. Стихи 1915-1917 гг. (лучшее, что написано Цветаевой до революции) печатались в журналах и альманахах, но отдельной книгой они вышли только в 1921 году («Версты»).

Цветаева много работала в жанре поэмы («Царь-Девица», 1920; «На Красном Коне», 1921; «Поэма Горы», 1924; «Поэма Конца», 1924; «Крысолов», 1925; и другие). Значительную часть литературного наследия Цветаевой составляет ее проза, среди которой воспоминания о родных (отце — И. В. Цветаеве, основателе Myзея изобразительных искусств, и матери), о поэтах-современниках (М. Волошине, М. Кузмине и других).

Судьба Марины Цветаевой была нелегкой. Она не смогла понять и принять Октябрьскую революцию и в 1922 году уехала за границу. В эмиграции была трудная жизнь материальных лишений, душевного прозрения. В 1939 году поэтесса возвращается на родину. Живет на даче НКВД в Болшево (ныне Музей-квартира М. И. Цветаевой в Болшево)

27 августа 1939 года была арестована дочь Ариадна, 10 октября — муж, Сергей Эфрон. В августе 1941 года Сергей Яковлевич был расстрелян; Ариадна после пятнадцати лет репрессий реабилитирована в 1955 году.

В этот период Цветаева практически не писала стихов, занимаясь переводами.

Война застала Цветаеву за переводами Федерико Гарсиа Лорки. Работа была прервана. Восьмого августа Цветаева с сыном уехала на пароходе в эвакуацию; восемнадцатого прибыла вместе с несколькими писателями в городок Елабугу на Каме. В Чистополе, где в основном находились эвакуированные литераторы, Цветаева получила согласие на прописку и оставила заявление: «В совет Литфонда. Прошу принять меня на работу в качестве посудомойки в открывающуюся столовую Литфонда. 26 августа 1941 года». 28 августа она вернулась в Елабугу с намерением перебраться в Чистополь.

31 августа 1941 года, после перенесенных лишений, покончила жизнь самоубийством (повесилась) в доме, куда вместе с сыном была определена на постой.

В 1990 году патриарх Алексий II дал благословение на отпевание Марины Цветаевой (отпевание состоялась в день пятидесятой годовщины кончины Марины Цветаевой в московском храме Вознесения Господня у Никитских ворот), тогда как отпевать самоубийц в РПЦ запрещено. Основанием послужило прошение к патриарху группы верующих, включая сестру Анастасию Цветаеву и диакона Андрея Кураева.





Стихи

Ricordo di Tivoli

Rouge et Bleue

А Бог с вами!

А во лбу моем — знай!

Август — астры

Акварель

Анжелика

Анне Ахматовой

Асе

Ахматовой

Баловство

Безнадежно-взрослый Вы? О, нет!

Безупречен и горд

Белое солнце и низкие, низкие тучи

Белье на речке полощу

Благословляю ежедневный труд

Бог согнулся от заботы

Бороды — цвета кофейной гущи

Бывшему чародею

Были огромные очи

Быть в аду нам, сестры пылкие

В Кремле

В Люксембургском саду

В Париже

В Шенбрунне

В зале

В классе

В сиром воздухе загробном

В субботу

В чужой лагерь

В гибельном фолианте

Ваши белые могилки рядом

Веселись, душа, пей и ешь!

Вокзальный силуэт

Волей Луны

Волк

Восхищенной и восхищенной

Вскрыла жилы: неостановимо

Встреча

Встреча

Встреча с Пушкиным

Второе путешествие

Вчера еще в глаза глядел

Вы столь забывчивы, сколь незабвенны

Вы, идущие мимо меня

Генералам двенадцатого года

Дама в голубом

Глаза

Горечь! Горечь! Вечный привкус

Да, вздохов обо мне — край непочатый!

Даме с камелиями

Два в квадрате

Две руки, легко опущенные

Детская

Доблесть и девственность!

Добрый колдун

Дортуар весной

Другие — с очами и с личиком светлым

Душа

Ее слова

Еще молитва

Если душа родилась крылатой

Есть счастливцы и счастливицы

Жертвам школьных сумерок

За девками доглядывать, не скис

Заповедей не блюла, не ходила к причастью

Здравствуй! Не стрела, не камень

Зеленое ожерелье

Зимой

Знакомец!

Золото моих волос

И не спасут ни стансы, ни созвездья.

Идешь, на меня похожий

Из сказки в жизнь

Инцидент за супом

Кабы нас с тобой — да судьба свела

Каждый стих — дитя любви

Как бы дым твоих ни горек

Как мы читали «Lichtenstein»

Как правая и левая рука

Как простор наших горестных нив

Какой-нибудь предок мой был — скрипач

Каток растаял

Книги в красном переплете

Когда я гляжу на летящие листья

Колдунья

Колыбельная песня Асе

Кроме любви

Кто дома не строил

Кто создан из камня, кто создан из глины

Ладонь

Лесное царство

Летом

Луч серебристый

Лучший союз

Людовик XVII

Лютая юдоль

Маленький паж

Мальчик с розой

Мальчиком, бегущим резво

Мама в саду

Мама за книгой

Мама на лугу

Маме

Маме

Маяковскому

Месяц высокий над городом лег

Милые спутники

Мировое началось во мгле кочевье

Мирок

Мне нравится, что Вы больны не мной

Моим стихам, написанным так рано

Мой день беспутен и нелеп

Мой путь не лежит мимо дому — твоего

Молитва

Молодость

Муза

Мы с тобою лишь два отголоска

На бренность бедную мою

На бульваре

На заре — наимедленнейшая кровь

На скалах

На солнце, на ветер, на вольный простор

Надпись в альбом

Наша зала

Наши души, не правда ль, еще не привыкли к разлуке?

Наши царства

Не гони мою память!

Не для льстивых этих риз, лживых ряс

Не смейтесь вы над юным поколеньем!

Не хочу ни любви, ни почестей

Невестам мудрецов

Недоумение

Нет, правды не оспаривай

Никто ничего не отнял

Нине

Новолунье

Оба луча

Обреченная

Они и мы

Осужденные

Осыпались листья над Вашей могилой

От четырех до семи

Откуда такая нежность?

Отрывок

Отъезд

Ошибка

Памяти Нины Джаваха

Память о Вас — легким дымком

Пасха в апреле

Первое путешествие

Письмо

Пленница

Плохое оправдание

По нагориям

По тебе тоскует наша зала

Под лаской плюшевого пледа

Подрастающей

Полюбил богатый — бедную

Попытка ревности

После праздника

Потомок шведских королей

Правда

Предсказанье

Привет из вагона

Пригвождена

Пробужденье

Прокрасться...

Проснулась улица

Проста моя осанка

Прости

Простите меня, мои горы!

Психея

Развела тебе в стакане

Разные дети

Раковина

Рас-стояние: версты, мили…

Рассвет на рельсах

Расставание

Рельсы

Рок приходит не с грохотом и громом

Роландов рог

Руки, которые не нужны

Русской ржи от меня поклон

Рыцарь ангелоподобный

С большою нежностью — потому

С этой горы, как с крыши

Сад

Самоубийство

Cара в Версальском монастыре

Связь через сны

Сердца и души

Сереже

Сказавший всем страстям: прости

Сказки Соловьева

Сказочный Шварцвальд

Следующему

Совет

Спаси Господи, дым!

Стихи растут, как звезды и как розы

Столовая

Стук в дверь

Суда поспешно не чини

Счастье

Так будет

Так, не дано мне ничего

Тебе — через сто лет

Тише, хвала!

Только в очи мы взглянули — без остатка

Только закрою горячие веки

Тоска по родине!

Три поцелуя

Ты запрокидываешь голову

Ты меня никогда не прогонишь

Ты, меня любивший фальшью

Ты, мерящий меня по дням

У гробика

У камина

У кроватки

У первой бабки — четыре сына

Утомленье

Уж сколько их упало в эту бездну

Умирая, не скажу: была

Хвала богатым

Цыганская свадьба

Цыганская страсть разлуки!

Чародею

Челюскинцы

Четвертый год

Читатели газет

Что другим не нужно — несите мне!

Чтобы помнил не часочек, не годок

Эльфочка в зале

Эпитафия

Я берег покидал туманный Альбиона…

Эстеты

…Я бы хотела жить с Вами

Я видела Вас три раза

Я знаю правду! Все прежние правды — прочь!

Я сейчас лежу ничком

Я сказала, а другой услышал

Я счастлива жить образцово и просто

Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес

Я только девочка

Имя твое — птица в руке

Москва! Какой огромный

Семь холмов — как семь колоколов

Вот опять окно

Из рук моих — нерукотворный град

Облака — вокруг

Я знаю, я знаю

Ландыш, ландыш белоснежный

У меня в Москве — купола горят!

Настанет день — печальный, говорят!

Красною кистью

В огромном городе моем — ночь

Над городом, отвергнутым Петром

Мой письменный верный стол!

Мой письменный верный стол!

Нет, бил барабан перед смутным полком

Поэма Конца

Думали — человек!

Мимо ночных башен

Бессонница! Друг мой!

Ты проходишь на Запад Солнца

ГОРОД ГАММЕЛЬН

Ты расскажи нам про весну!

Петр и Пушкин

О слезы на глазах!

О, Муза плача, прекраснейшая из муз!

Твои… черты

Преодоленье

Иду на несколько минут

Имя ребенка — Лев

Не бесы — за иноком

Оползающая глыба

Оползающая глыба

Пел в лесочке птенчик

Но больнее всего, о, памятней

Версия для печати
Яндекс.Метрика