АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            





Мария Моравская

 

 

Моравская Мария Магдалина Франческа Людвиговна (1889-1947). Родилась в Варшаве в польской католической семье, переехавшей позже в Одессу. В два года потеряла мать; отец женился на сестре матери, и Мария, не ладившая с мачехой, в 15 лет уехала в Петербург. Жила в бедности, зарабатывала на жизнь уроками, перепиской, с 16 лет — литературным трудом (статьи и стихи сначала в одесских газетах, потом — в петербургских журналах).

В 1910 познакомилась с М. Волошиным, который оказывал ей моральную и житейскую поддержку. С 1911 стала посещать литературные собрания у Вяч. Иванова и познакомилась с З. Гиппиус («чрезвычайно талантливой особой» назвала ее Гиппиус в одном из писем к К. Чуковскому), входила в «Цех поэтов». Первый сборник Моравской — «На пристани» — вышел в 1914 и почти целиком состоял из стихов, в которых поэтесса тосковала по дальним теплым странам, по южной экзотике.

Эта мечта, по свидетельству самой Моравской, передалась ей по наследству, от отца (стихотворение «Пленник» — об отце). Книга М. Моравской обратила на себя внимание необычной «инфантильной» интонацией, несколько наивным, но чистым голосом («тонкий голосок капризной девочки», — позже вспоминал о ней К. Луковский). С. Парнок писала, что главный пафос лирики Моравской — «это жалость к себе самой».

Следующие книги — «Стихи о войне» (1914) и «Прекрасная Польша» (1915) оказались менее удачными и прошли почти незамеченными; сборник стихов «Золушка думает» (1915), посвященный памяти Елены Гуро, вызвал издевательские отклики в критике («Золушка совсем не думает», — называлась одна из рецензий).

Предельная искренность и намеренная «беспомощность» формы делали ее поэтику уязвимой для насмешек современников. «У меня кукольный стиль, / Трагических жестов мне не простят», — говорила о себе Моравская. Она много переводила — с финского и польского, писала рассказы, удачно сочиняла для детей. Книжку «Апельсинные корки» (1914), посвященную «младшим братьям и сестренкам», которых не видела много лет, она называла своей самой любимой.

В 1917 Моравская совершила путешествие в Японию, оттуда поехала в Латинскую Америку и осталась жить в США. Здесь она перешла на прозу, писала по-английски для десятков журналов на самые разные темы — статьи, очерки, рассказы, большую поэму «Черепичная тропка»; роман о петербургской жизни «Жар-птица», вышедший в Нью-Йорке и Лондоне.

Постоянный мотив позднего творчества М. Моравской — тоска по России: «живешь, как мертвая, мертвая для поэзии, потому что тут ведь стихов писать не стоит» («Литературные записки», 1922, №2, с.19).

 

Стихи

Версия для печати
Яндекс.Метрика