АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Корней Чуковский


Мойдодыр

Одеяло 
Убежало, 
Улетела простыня, 
И подушка, 
Как лягушка, 
Ускакала от меня. 

Я за свечку, 
Свечка — в печку! 
Я за книжку, 
Та — бежать 
И вприпрыжку 
Под кровать! 

Я хочу напиться чаю, 
К самовару подбегаю, 
Но пузатый от меня 
Убежал, как от огня. 

Боже, Боже, 
Что случилось? 
Отчего же 
Всё кругом 
Завертелось, 
Закружилось 
И помчалось колесом? 

Утюги за сапогами, 
Сапоги за пирогами, 
Пироги за утюгами, 
Кочерга за кушаком — 
Всё вертится, 
И кружится, 
И несётся кувырком. 

Вдруг из маминой из спальни, 
Кривоногий и хромой, 
Выбегает умывальник 
качает головой: 

«Ах ты, гадкий, ах ты, грязный,
Неумытый поросёнок! 
Ты чернее трубочиста, 
Полюбуйся на себя: 
У тебя на шее вакса, 
У тебя под носом клякса, 
У тебя такие руки, 
Что сбежали даже брюки, 
Даже брюки, даже брюки 
Убежали от тебя. 

Рано утром на рассвете 
Умываются мышата, 
И котята, и утята, 
И жучки, и паучки. 

Ты один не умывался 
И грязнулею остался, 
И сбежали от грязнули 
И чулки и башмаки. 

Я — Великий Умывальник, 
Знаменитый Мойдодыр, 
Умывальников Начальник 
И мочалок Командир! 
Если топну я ногою, 
Позову моих солдат, 
В эту комнату толпою 
Умывальники влетят, 
И залают, и завоют, 
И ногами застучат, 
И тебе головомойку, 
Неумытому, дадут — 
Прямо в Мойку, 
Прямо в Мойку 
С головою окунут!» 

Он ударил в медный таз 
И вскричал: «Кара-барас!» 

И сейчас же щётки, щётки 
Затрещали, как трещотки, 
И давай меня тереть, 
Приговаривать: 

«Моем, моем трубочиста 
Чисто, чисто, чисто, чисто! 
Будет, будет трубочист 
Чист, чист, чист, чист!» 

Тут и мыло подскочило 
И вцепилось в волоса, 
И юлило, и мылило, 
И кусало, как оса. 

А от бешеной мочалки 
Я помчался, как от палки, 
А она за мной, за мной 
По Садовой, по Сенной. 

Я к Таврическому саду, 
Перепрыгнул чрез ограду, 
А она за мною мчится 
И кусает, как волчица. 

Вдруг навстречу мой хороший, 
Мой любимый Крокодил. 
Он с Тотошей и Кокошей 
По аллее проходил 
И мочалку, словно галку, 
Словно галку, проглотил. 

А потом как зарычит 
На меня, 
Как ногами застучит 
На меня: 
«Уходи-ка ты домой, 
Говорит, 
Да лицо своё умой, 
Говорит, 
А не то как налечу, 
Говорит, 
Растопчу и проглочу!» 
Говорит. 

Как пустился я по улице бежать, 
Прибежал я к умывальнику опять. 
Мылом, мылом 
Мылом, мылом 
Умывался без конца, 
Смыл и ваксу 
И чернила 
С неумытого лица. 

И сейчас же брюки, брюки 
Так и прыгнули мне в руки. 

А за ними пирожок: 
«Ну-ка, съешь меня, дружок!» 

А за ним и бутерброд: 
Подскочил — и прямо в рот! 

Вот и книжка воротилась, 
Воротилася тетрадь, 
И грамматика пустилась 
С арифметикой плясать. 

Тут Великий Умывальник, 
Знаменитый Мойдодыр, 
Умывальников Начальник 
И мочалок Командир, 
Подбежал ко мне, танцуя, 
И, целуя, говорил: 

«Вот теперь тебя люблю я, 
Вот теперь тебя хвалю я! 
Наконец-то ты, грязнуля, 
Мойдодыру угодил!» 

Надо, надо умываться 
По утрам и вечерам, 
А нечистым Трубочистам — 
Стыд и срам!
Стыд и срам! 

Да здравствует мыло душистое, 
И полотенце пушистое, 
И зубной порошок, 
И густой гребешок! 

Давайте же мыться, плескаться, 
Купаться, нырять, кувыркаться 
В ушате, в корыте, в лохани, 
В реке, в ручейке, в океане, — 
И в ванне, и в бане, 
Всегда и везде — 
Вечная слава воде!

1923
Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика