АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            





Константин Бальмонт

 

 

Марфа и Мария

— Мария, Мария, 
Ты нравишься больше Ему. 
Очи твои — голубые, 
А мои — затаили тьму. 
Волны волос у тебя золотые, 
А пряди мои словно черные змеи сошли 
До самой земли, 
Как черные змеи, 
Не подниму 
Мария, Мария, белее ты водной лилеи, 
Ты как серп новолунний светла, 
У меня в волосах, в их раскидистом мраке, 
Лишь сонные, 
Словно углем всегда озаренные, 
Красные маки, 
И я смугла 
Мария, Мария, идти ли мне ныне в пустыни, 
Взгляни в мое сердце, увидишь, как я терплю. 
Сестра, ты прозрачна, ты ближе к небесной святыне, 
Но ведь я же Его люблю. 
— О, Марфа, сестра моя, черный алмаз драгоценный, 
Не плачь и не жалуйся, пышный факел ночной, 
Ты пылающий пламень над зыбью морей переменной, 
Ты костер в непроглядной ночи, 
Ты бросаешь в тревогу ночную лучи, 
В тот таинственный час, как над влагою пенной 
Солнце уснуло с Луной. 
Ты смотришь сейчас, 
Как будто не веря, 
Хоть верить желая. 
Сияй всею силою, черный алмаз, 
Не будь тебя в мире, была бы чрезмерна потеря 
Сестра молодая, 
Ты любишь, ты знаешь, люблю ли, и любит Он нас, 
Но обе мы светим, о верь мне, не зная, 
Кто больше желанен Ему. 
Сестра дорогая, к чему 
Нам знать это? Лишь бы, Пресветлый, любил Он, 
И нами, и нами обрадован был Он, 
И может быть, любит Он нас — наравне. 
Сестра, ты дрожишь, ты прижалась ко мне, 
Ты сияешь в мои голубые глаза. 
Что коврами узорными,— 
Как гроза,— 
Ты своими иссиня-черными 
Всю покрыла меня волосами. 
Сестра, ты дрожишь, как лоза, 
Прерывисто дышишь. 
Ты слышишь? 
Он с нами!

Версия для печати
Яндекс.Метрика