АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Георгий Шенгели


Державин

Он очень стар. У впалого виска 
        Так хладно седина белеет, 
И дряхлая усталая рука 
        Пером усталым не владеет.

Воспоминания... Но каждый час 
        Жизнь мечется, и шум тревожит. 
Все говорит, что старый огнь погас, 
        Что век Екатерины прожит. 

Вот и вчера. Сияют ордена, 
       Синеют и алеют ленты, 
И в том дворце, где медлила Она 
        Мелькают шумные студенты. 

И юноша, волнуясь и летя, 
        Лицом сверкая обезьяньим, 
Державина, беспечно как дитя, 
        Обидел щедрым подаяньем. 

Как грянули свободные слова 
       В равненьи и сцепленьи строгом 
Хвалу тому, чья никла голова, 
        Кто перестал быть полубогом. 

Как выкрикнул студенческий мундир 
        Над старцем, смертью осиянным, 
Что в будущем вскипит, взметнется пир, 
        Куда не суждено быть званным... 

Бессильный бард, вернувшийся домой, 
        Забыл об отдыхе, о саде, 
Присел к столу и взял, было, рукой, — 
        Но так и не раскрыл тетради. 

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика