АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Георгий Чулков


По тесной улице, взиравшей безучастно

По тесной улице, взиравшей безучастно,
Я шел угрюмый, жаждущий, больной;
Звучала тьма упреками напрасно...

Я шел угрюмый, жаждущий, больной,
Фигуры темные скользили торопливо;
Мне голос чудился невнятный, неземной...

Фигуры темные скользили торопливо;
Дрожал усталый свет печальных фонарей;
Шли женщины безумные пугливо...

Дрожал усталый свет печальных фонарей;
Звучала тьма упреками напрасно,
Зияя глубиной открывшихся очей.

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика