АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Федор Сологуб

 

Федор Кузьмич Сологуб (псевдоним, настоящая фамилия — Тетерников; 1863—1927) — поэт и прозаик. Стихи начал печатать с 1884 г.

В 1892 г. он вошел в литературный кружок «старших» символистов (Д. Мережковский, 3. Гиппиус, А. Добролюбов и др.) и стал одним из участников журнала «Северный вестник».

В основе поэзии Сологуба — ощущение жизни, отравленной ежечасным ожиданием смерти, погружение в безотрадные потемки человеческого духа, состояние отчаянной усталости и «бессмысленных томлений». В образах, изощренно спутывающих явь и сновидение, быль и фантастическую грезу, легенду, Сологуб «уличает» земную жизнь в обманах, неизбывном зле, скрывающемся под множеством личин, всюду видит неустранимую вражду между хаосом чувств и «печальным» сознанием человека.

На революцию 1905 г. Сологуб откликнулся рядом стихотворений, окрашенных симпатиями к ней. Однако поражение революции усилило упадочную настроенность, индивидуалистическую замкнутость и антиобщественные мотивы его творчества. Октябрьскую революцию Ф. Сологуб встретил холодно и отчужденно.

В последние годы жизни активно занимался переводами.


Стихи

Звезда Маир

Недотыкомка серая

Я — бог таинственного мира

Когда я в бурном море плавал

Ангел Благого Молчания

Лихо

Ариадна

Гимны родине

Творчество

Ирина

Всё, во всём

Зачем, скажи

Чиста любовь моя

В тихий вечер на распутьи двух дорог

Любовью легкою играя

Живи и верь обманам

Люблю мое молчанье

Балалайка моя

Грустная светит луна

Я ухо приложил к земле

Безгрешный сон

Я напрасно хочу не любить

Изменил я тебе, неземная

Жарким летом

Грустное слово — конец!

Есть тайна несказанная

Восьмидесятники

Я также сын больного века

Рифма

В поле не видно ни зги

В село из леса она пришла

В стране безвыходной бессмысленных томлений

Вывески цветные

День туманный

Есть соответствия во всем

Забыв о родине своей

Забыты вино и веселье

Запах асфальта и грохот колес

Змий, царящий над вселенною

Иду в смятеньи чрезвычайном

Из мира чахлой нищеты

К толпе непонятной и зыбкой

Короткая радость сгорела

Лампа моя равнодушно

Луны безгрешное сиянье

Маленькие кусочки счастья

Мечты о славе! Но зачем

Мы поклонялися Владыкам

На гулких улицах столицы

Не стоит ли кто за углом?

Не понимаю, отчего

Надо мною жестокая твердь

Не говори, что мы устали

Не быть никем, не быть ничем

Неурожай

Никто не убивал

О царица моя! Кто же ты? Где же ты?

О, жалобы на множество лучей

Окно ночное

Окрест — дорог извилистая сеть.

Пилигрим

Он песни пел

От злой работы палачей

От курослепов на полях

Под кустами

Поднимаю бессонные взоры

Пойми, что гибель неизбежна.

Порой повеет запах странный

Порос травой мой узкий двор.

На меня ползли туманы

Проселок

Прозрачный сок смолистый.

Прикован тяжким тяготением

Призрак ели с призраком луны

Преодолев тяжелое косненье

Прохладная забава

Птицы ранние чирикали

Путь мой трудный, путь мой длинный.

Я печален, я грешен

Ты не бойся, что темно

Я рано вышел на дорогу

Чёртовы качели

Там, за стеною, холодный туман от реки.

Я один в безбрежном мире, я обман личин отверг.

Цветик белоснежный

Трепещет робкая осина

Я страшною мечтой томительно встревожен

Я слагал эти мерные звуки

Я лесом шел

Что напишу? Что изреку

Что мы служим молебны

Царевной мудрой Ариадной

Туман не редеет

Стоит пора голодная

Стоит он, жаждой истомленный

Свободный ветер

Различными стремленьями

Равно для сердца мило

Из чаш блистающих мечтания лия

День и ночь измучены бедою

Бойся, дочка, стрел Амура

Бога милого, крылатого

И это небо голубое

Яндекс.Метрика