АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            





Дмитрий Мережковский

 

Дмитрий Сергеевич Мережковский (1865-1941). Отец — крупный чиновник при императорском дворе. Стихи писал с 13 лет; в 1880 отец возил его к Достоевскому с ученическими опытами; тогда же он лично познакомился с С. Надсоном и вошел в литературные круги. С 16 лет начал печатать стихи в журналах. Окончил филологический факультет Петербургского университета.

В 1888 женился на начинающей поэтессе З. Гиппиус, ставшей его духовным и идейным соратником, вдохновительницей многих творческих и религиозно-философских начинаний. Первая книга Д. Мережковского, принесшая ему некоторую известность, «Стихотворения. (1883-1887)» — вышла в 1888 и целиком умещалась в рамки традиционной народнической поэзии, эксплуатируя ритмы и темы С. Надсона (усталости и одиночества, разочарования, бесплодности высоких порывов).

Вскоре Д. Мережковскому удалось преодолеть инерцию унылой поэтики восьмидесятников (несмотря на это, и в зрелые годы он всегда говорил о Н. Михайловском и Г. Успенском как о своих учителях) и создать собственную эстетическую систему, продуктивную для литературного процесса конца XIX в.

В 1892 вышел поэтический сборник Д. Мережковского «Символы. Песни и поэмы», давший название зарождавшемуся течению — символизму. Тогда же Мережковский прочел публичную лекцию (текст ее вышел вскоре отдельной брошюрой), где сделал попытку первого теоретического обоснования символизма — «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы».

В истории русской литературы эти события стали точкой отсчета, «днем рождения» модернизма. С именем Д. Мережковского стало связываться новое течение, суть которого состояла в призыве к религиозному возрождению, переходе от общественного утилитаризма к «вечному и бессмертному». Вышедший в 1896 году сборник «Новые стихотворения. 1891-1895» продолжал последовательно и методично развивать основные положения символистского миропонимания: все явления истории и культуры осознаются как трансформация единой мистической идеи.

После этого Мережковский выступает преимущественно как прозаик, автор историко-философских романов и пьес (трилогия «Христос и Антихрист»; трилогия из русской истории: пьеса «Павел I», романы «14 декабря», «Александр I»); исследований о Л. Толстом и Ф. Достоевском, Лермонтове, Гоголе и др.

В 1911 году издал итоговую поэтическую книгу избранного — «Собрание стихов. 1883-1910», куда отобрал те стихотворения, которым «придавал значение». Октябрьскую революцию супруги Мережковские приняли резко враждебно и с 1920 г. находились в эмиграции

 

 

Стихи

Бог

Молчание

И хочу, но не в силах любить я людей

И хочу, но не в силах любить я людей

Весеннее чувство

Одиночество

Если розы тихо осыпаются

Всё кончается смертью, всё кончается сном

Детское сердце

Старость

Возвращение

Осенние листья

Природа

Ноябрь

Осенью в Летнем саду

Веселые думы

Чужбина-родина

Усни

Что ты можешь? В безумной борьбе

Март

Пустая чаша

Ослепительная снежность

Не надо звуков

Он сидел на гранитной скале

Христос воскрес

Осеннее утро

Больной

Блажен, кто цель избрал, кто вышел на дорогу

Признание

Страшный суд

Нирвана

Потух мой гнев, безумный, детский гнев

Весна

Голубое небо

Из дневника

Из дневника

Волны

На птичьем рынке

С потухшим факелом мой гений отлетает

Когда безмолвные светила над землей

О дайте мне забыть туманы и метели

И вот опять проносятся, играя

Как летней засухой сожженная земля

Черные сосны на белый песок

Франческа Римини

Здесь, в теплом воздухе, пропитанном смолою

Пусть темна моя дорога

Ужель мою святыню

Герой, певец, отрадны ваши слезы

О жизнь, смотри — во мгле унылой

На распутье

Давно ль желанный мир я звал к себе, тоскуя

Пророк Иеремия

Природа

По ночам ветерок не коснется чела

Сердце печальное, робкое сердце людское

Задумчивый Сентябрь роскошно убирает

Напрасно я хотел всю жизнь отдать народу

Из Альфреда Мюссэ

Я всех любил, и всех забыли

Весь этот жалкий мир отчаянья и муки

В этот вечер, горячий, немой и томительный

Поэту

После грозы

Эрот

Осень

Молитва природы

Я никогда так не был одинок

В сумерки

Родина

Тишь и мрак — в душе моей

В борьбе на жизнь и смерть не сдамся я врагу!

Когда вступал я в жизнь, мне рисовалось счастье

В путь, скорее в далекий, неведомый путь!

В сияньи бледных звёзд, как в мертвенных очах

Кораллы

По дебрям усталый брожу я в тоске

Любить народ?.. Как часто, полный

Слепая

Совесть

Люблю мой камень драгоценный

Из Бодлэра

Ласковый вечер с землёю прощался

Природа говорит мне с царственным презреньем

Не думала ли ты, что, бледный и безмолвный,

Ариванза

В полях

Даль

Ищи во мне не радости мгновенной

Краткая песня

Кроткий вечер тихо угасает

Мы идем по цветущей дороге

На Волге

На высоте

Надгробные цветы

Южная ночь

Часовой на посту должен твердо стоять

Ты читала ль преданья, как жгли христиан

Солнце

Скажи мне, почему, когда в румяном утре

Синеет море слишком ярко

Сегодня в заговор вступили ночь и розы

С тобой, моя печаль, мы старые друзья

Развалины

Пройдет немного лет, и от моих усилий

Поэту наших дней

Пощады я молю!

Ночная песня странника

Порой, когда мне в грудь отчаянье теснится

Порой, как образ Прометея

Покоя, забвенья!.. Уснуть, позабыть

О дитя, живое сердце

Печальный мертвый сумрак

От книги, лампой озаренной

Октябрь

Версия для печати
Яндекс.Метрика