АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Пастернак Борис

 

Наша гроза

Гроза, как жрец, сожгла сирень 
И дымом жертвенным застлала 
Глаза и тучи. Расправляй 
Губами вывих муравья. 

Звон ведер сшиблен набекрень. 
О, что за жадность: неба мало?! 
В канаве бьется сто сердец. 
Гроза сожгла сирень, как жрец. 

В эмали — луг. Его лазурь, 
Когда бы зябли, — соскоблили. 
Но даже зяблик не спешит 
Стряхнуть алмазный хмель с души. 

У клок пьют еще грозу 
Из сладких шапок изобилья, 
И клевер бурен и багров 
В бордовых брызгах маляров. 

К малине липнут комары. 
Однако ж хобот малярийный, 
Как раз сюда вот, изувер, 
Где роскошь лета розовей?! 

Сквозь блузу заронить нарыв 
И сняться красной балериной? 
Всадить стрекало озорства, 
Где кровь как мокрая листва?! 

О, верь игре моей, и верь 
Гремящей вслед тебе мигрени! 
Так гневу дня судьба гореть 
Дичком в черешенной коре. 

Поверила? Теперь, теперь 
Приблизь лицо, и, в озареньи 
Святого лета твоего, 
Раздую я в пожар его! 

Я от тебя не утаю: 
Ты прячешь губы в снег жасмина, 
Я чую на моих тот снег, 
Он тает на моих во сне. 

Куда мне радость деть мою? 
В стихи, в графленую осьмину? 
У них растрескались уста 
От ядов писчего листа. 

Они, с алфавитом в борьбе, 
Горят румянцем на тебе.

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика