АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Андрей  Белый

 

 

Вечный зов

Д. С. Мережковскому 

1

Пронизала вершины дерев 
желто-бархатным светом заря. 
И звучит этот вечный напев: 
«Объявись — зацелую тебя...» 

Старина, в пламенеющий час 
обуявшая нас мировым, — 
старина, окружившая нас, 
водопадом летит голубым. 

И веков струевой водопад, 
вечно грустной спадая волной, 
не замоет к былому возврат, 
навсегда засквозив стариной. 

Песнь все ту же поет старина, 
душит тем же восторгом нас мир. 
Точно выплеснут кубок вина, 
напоившего вечным эфир. 

Обращенный лицом к старине, 
я склонился с мольбою за всех. 
Страстно тянутся ветви ко мне 
золотых, лучезарных дерев. 

И сквозь вихрь непрерывных веков 
что-то снова коснулось меня, — 
тот же грустно-задумчивый зов: 
«Объявись — зацелую тебя...» 


2

Проповедуя скорый конец, 
я предстал, словно новый Христос, 
возложивши терновый венец, 
разукрашенный пламенем роз. 

В небе гас золотистый пожар. 
Я смеялся фонарным огням. 
Запрудив вкруг меня тротуар, 
удивленно внимали речам. 

Хохотали они надо мной, 
над безумно-смешным лжехристом. 
Капля крови огнистой слезой 
застывала, дрожа над челом. 

Гром пролеток, и крики, и стук, 
ход бесшумный резиновых шин... 
Липкой грязью окаченный вдруг, 
побледневший утих арлекин. 

Яркогазовым залит лучом, 
я поник, зарыдав, как дитя. 
Потащили в смирительный дом, 
погоняя пинками меня. 


3

Я сижу под окном. 
Прижимаюсь к решетке, молясь. 
В голубом 
все застыло, искрясь. 

И звучит из дали: 
«Я так близко от вас, 
мои бедные дети земли, 
в золотой, янтареющий час...» 

И под тусклым окном 
за решеткой тюрьмы 
ей машу колпаком: 
«Скоро, скоро увидимся мы...» 

С лучезарных крестов 
нити золота тешат меня... 
Тот же грустно-задумчивый зов: 
«Объявись — зацелую тебя...» 

Полный радостных мук, 
утихает дурак. 
Тихо падает на пол из рук 
сумасшедший колпак. 

Июнь 1903 
Серебряный Колодезь 

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика