АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ            




 

 

Андрей  Белый

 

 

Три стихотворения

1

Все тот же раскинулся свод 
над нами лазурно-безмирный, 
и тот же на сердце растет 
восторг одиночества лирный. 

Опять золотое вино 
на склоне небес потухает. 
И грудь мою слово одно 
знакомою грустью сжимает. 

Опять заражаюсь мечтой, 
печалью восторженно-пьяной... 
Вдали горизонт золотой 
подернулся дымкой багряной. 

Смеюсь — и мой смех серебрист, 
и плачу сквозь смех поневоле. 
Зачем этот воздух лучист? 
Зачем светозарен... до боли? 

Апрель 1902 
Москва 

2

Поет облетающий лес 
нам голосом старого барда. 
У склона воздушных небес 
протянута шкура гепарда. 

Не веришь, что ясен так день, 
что прежнее счастье возможно. 
С востока приблизилась тень 
тревожно. 

Венок возложил я, любя, 
из роз — и он вспыхнул огнями. 
И вот я смотрю на тебя, 
смотрю, зачарованный снами. 

И мнится — я этой мечтой 
всю бездну восторга измерю. 
Ты скажешь — восторг тот святой? 
Не верю! 

Поет облегающий лес 
нам голосом старого барда. 
На склоне воздушных небес 
сожженная шкура гепарда. 

Апрель 1902 
Москва 


3

Звон вечерней гудит, уносясь 
в вышину. Я молчу, я доволен. 
Светозарные волны, искрясь, 
зажигают кресты колоколен. 

В тучу прячется солнечный диск. 
Ярко блещет чуть видный остаток. 
Над сверкнувшим крестом дружный визг 
белогрудых счастливых касаток. 

Пусть туманна огнистая даль — 
посмотри, как все чисто над нами. 
Пронизал голубую эмаль 
огневеющий пурпур снопами. 

О, что значат печали мои! 
В чистом небе так ясно, так ясно... 
Белоснежный кусок кисеи 
загорелся мечтой виннокрасной. 

Там касатки кричат, уносясь. 
Ах, полет их свободен и волен... 
Светозарные волны, искрясь, 
озаряют кресты колоколен. 

1902 

Версия для печати

                                                                                    
Яндекс.Метрика